Преподобный Максим Грек в истории и современности

13 октября 2011

В жизни Церкви появлялись весьма значительные личности, которые своим жизненным опытом, словом и делом наложили отпечаток на историю своего времени и оказали влияние на ее дальнейшее развитие. К ним можно причислить святителя Григория Богослова, преподобного Максима Исповедника, преподобного Симеона, Нового Богослова, святителя Григория Паламу, преподобного Никодима Святогорца. Следуя этой логике, и преподобного Максима Грека мы можем считать исключительно выдающейся личностью XVI века на Православном Востоке, которая настолько известна и любима русскими, насколько неизвестна грекам.

Многие греческие ученые и миряне посещали Россию, особенно после падения Константинополя: либо, чтобы обратиться за финансовой помощью, либо по приглашению самих русских для решения их церковных нужд или потребностей образования. Но никто из них не принес столько добра России, сколько Максим, потому никто, как он, не занимает столь выдающегося места в русской церковной и гражданской истории, литературе и сознании всего русского народа.

Отцов сегодня обвиняют в анахронизме, что они довели верующих до фундаментализма, что в свое время они не вели диалога и не проявляли интереса к культуре. Потому говорят те, кто придерживается вышеуказанной позиции, современное богословие должно стать постотеческим. Отцы были облаками, скрывавшими солнце Христа, поэтому, если мы хотим, чтобы нас просвещал непосредственно Сам Христос, нужно убрать отцов.

Но отцы — это авторитетный и незыблимый путь богословия и спасения. Отцы – это продолжатели дела и учения святых апостолов. Именно они опытно пережили и в Духе Святом выразили откровение. Отцы не оставляли без внимания и человека, но подвизались, приносили себя в жертву, служа ближнему и ради спасения всего мира.

Преподобный Максим жил в Италии в то время, когда шло бурное развитие наук и искусств, пропагандировались гуманистические принципы и права; он встречался с современниками, собеседовал с ними и воспринял от них то, что могло помочь ему содействовать утверждению подлинного образа жизни человека.

На Афоне он имел опыт переживания божественной Благодати, стяжал опыт Святого Духа, стал причастником богочеловеческого бытия. И получив предварительно этот опыт человеческого и богочеловеческого бытия, он принес в России стократные плоды.

По общему признанию русских, Максим не только принес Бога в Россию XVI века, но и культуру. В лице преподобного Максима мы видим способного собеседника, обновленного в свободе во Христе человека, истинного отца.

Несмотря на неописуемые телесные и душевные испытания, которые постигли его при невыразимых условиях, с апостольской ревностью трудился преподобный Максим в «винограднике Господнем». Двадцать шесть из тридцати восьми лет своего невольного и вынужденного пребывания в России вплоть до самой своей кончины он провел в темнице как обычный преступник. В течение шести первых лет в обители преподобного Иосифа Волоцкого он был закован в железо и испытывал страшные мучения, причем по указу священноначалия восемнадцать лет он был лишен возможности причащаться.

Михаил Триволис, позднее Максим Грек, родился в Арте в 1470 году в благочестивой семье. Родители его были представителями местной знати. Получив основное образование на родине и томимый неутолимой жаждой к дальнейшим знаниям, он уехал в Италию, где учился в знаменитых университетах городов Венеция, Падуя, Флоренция и Милан.

В XV – XVI веках Италия стала общеевропейской школой. Знаменитейшие греческие ученые и до падения Константинополя, но особенно, после него переселялись на Запад, предпочтительно в Италию, чтобы избежать ужасов, грозивших им от турецких завоевателей. Вместе с мудростью они передают и свет филологических и философских знаний Древней Греции.

Возрождение на Западе с его развитием наук и искусств завоевывало популярность во всех областях: социальной, политической и богословской, в то время как Римско-католическая Церковь все более и более обмирщалась. Преподобный Максим был свидетелем всех этих социальных и богословских брожений в период своей учебы в Италии. После приблизительно пятнадцатилетнего пребывания в Италии он откликается на особый, благодатный призыв Бога принять монашество. Весной 1506 года он произносит монашеские обеты и в качестве места подвигов избирает Ватопедский монастырь.

В тот период обитель была местом встречи видных духовных деятелей и крупных представителей нашей Церкви. Максим общался там с преподобным Нифоном и его учениками — преподобномучениками Макарием и Иоасафом, с бывшим игуменом монастыря Иовом, ученым иеромонахом Саввой, протом Святой Горы Афон Симеоном, бывшим митрополитом Верийским Мефодием, преподобным Феофилом Мироточивым, бывшим епископом Мефимнским Малахией, преподобномучеником Иаковом и многими другими.

По причине своего затруднительного финансового положения, оценив способности Максима, монастырь возложил на него послушание, обходя города и веси, собирать милостыню за пределами Афона. Возложение этой миссии свидетельствует и об общем уважении монахов к Максиму.

Как пишет он сам, «по поручению отцов» он обходил находившуюся под турецким господством Македонию и греческие острова Эгейского моря, которыми владели венецианцы, проповедуя и укрепляя православных греков в их вере. Спустя десять лет пребывания в обители, по приглашению Великого князя московского Василия III, Максима избирают и направляют в Москву для перевода и исправления различных книг и, в частности, Толковой Псалтири.

Эту деятельность Максима Собор Русской Церкви назвал «источником благочестия». Однако по ее завершении ему не позволили вернуться на Афон, как было договорено первоначально, и Максим должен был остаться.

Василий III неоднократно обращался к нему, черпая многое из его мудрости и рассудительных советов. Труд над Толковой Псалтирью доказал, что от этого эрудированного грека можно было получить и большую пользу.

Преподобный Максим с ревностью принялся за переводы и толкования, которые ему поручались. Одновременно, общаясь с представителями всех социальных слоев России, он очень хорошо узнал их порядки и вел в равной степени серьезную пастырскую работу. Русские и европейские историки характеризуют время, в которое жил преподобный Максим, как самый темный период в русской истории.

Ереси, суеверия, лицемерное благочестие, греховность и всевозможные заблуждения господствовали в социальной и богословской среде тогдашней России. В общем сознании преподобный Максим стал единственным авторитетом, который мог указывать на эталоны поведения в делах Церкви и государства, и считался крупным реформатором в весьма неприятной ситуации, в которой находилось русской общество.

Хотя у преподобного Максима не было церковного сана пастыря, епископского или священнического, он был носителем харизматического священства: был одаренным пастырем. Вся его жизнь и действия были одним жертвенным служением человеку, служением для спасения паствы. Видя, что что-то происходило вопреки воле Божией, то, не взирая на лицо согрешающего: царь ли, или простой крестьянин, преподобный наставлял и обличал, любил и сострадал и народу и правителям из-за их невежества и неправильных поступков. Так он считал своим долгом описать в записках и письмах образец настоящего правителя, давать советы по хорошему управлению государством, бичевать преступные деяния правителей, от которых страдал русский народ. Очень часто слово его становится обличительным, бичующим. Но так он поступает тогда, когда этого требует его пастырский долг. А как же иначе мог убедить Максим жестоких, грубых и толстокожих характером людей покаяться и сменить образ жизни?

В первые семь лет своего пребывания в России он пользовался личным расположением Великого князя Василия ΙΙΙ и митрополита Московского Варлаама, был дружен с образованными боярами, учеными и верующими из всех социальных слоев, имел признание в миру.

Но затем преподобный Максим стал «предметом пререканий», как это обычно случается со многими духовными людьми. Очень часто путь к небесному Отцу становится весьма суров. Но разве не болезненным был путь к Отцу для самого «человека Христа Иисуса»? Разве не убоялся Он по-человечески на мгновение? И разве не хотел отказаться от чаши страданий, несправедливости, клеветы и распятия? Но, в конце концов, Он выпил ее, и это послужило к Его славе. То же самое повторилось и в случае с преподобным Максимом Греком, который был совершенным подражателем Христа.

В конце концов, по причине разных корыстных целей церковного и политического руководства Максим был несправедливо осужден двумя Соборами 1525 и 1531 гг. Обвинительный приговор был вынесен Великим князем заранее по предложению митрополита Даниила. Все обвинения были явно бездоказательны. Во всех житиях преподобного Максима подчеркивается, что обвинения против него были клеветой.

В продолжение двадцати шести лет с 1525 по 1551 годы Максим претерпевал несказанные лишения в темницах монастырей Иосифа Волоцкого и Тверского Отроча, будучи лишенным восемнадцать лет Божественного Причастия. В ответ на письмо преподобного Максима, в котором он просит разрешить ему причащаться, митрополит Московский Макарий отвечает: «Узы твои целуем, яко единого от святых, но пособить тебе не можем».

Естественно, что без ответа оставалась и его постоянная просьба вернуться в монастырь покаяния. Русский историк Николай Костомаров пишет по этому поводу: «Москва боялась его отпустить, потому что он узнал в Московском государстве «все доброе и лихое» и был слишком склонен к обличению. В Москве не любили, чтоб о русских порядках и нравах дурно толковали за границей, а этого от Максима, конечно, можно было ожидать после той горькой чаши, которую он выпил в земле, на пользу которой посвятил свою жизнь».

Часто Промысл Божий действует и за страстями человеческими. Если бы преподобный Максим не вынес такого масштаба несправедливости в отношении себя, то не было бы у нас сегодня в Церкви великого святого. Если бы все события развивались по-другому, он, может быть, стал бы университетским преподавателем в Италии, игуменом в своем Ватопедском монастыре, Вселенским Патриархом, но тогда бы он не стал святым. Максим появился подобно звезде, которая не погасла, а продолжает освещать духовное небо России. В российской земле он претерпевал многолетние муки, но русский народ и почитал и продолжает почитать его как одного из своих великих святых.

Его труды на века оказали огромное влияние на богословие и православную духовную жизнь России. По признанию современного русского профессора философии Михаила Громова: «Будучи достойным носителем высокой эллинской цивилизации, он по праву стал мудрым философом и видным писателем Русской земли, внеся значительный вклад в развитие нашей культуры».

В наши дни в России в последние сорок лет написано более ста научных исследований в области богословия, филологии, философии, истории, публицистики, социологии, посвященных личности и трудам преподобного Максима Грека. К сожалению, этот греческий афонский святой остается почти неизвестным, как для научных кругов, так и для широкой общественности нашей страны. Надеемся, что сейчас, издавая его собрание сочинений на греческом языке, наш монастырь побудит греческих ученых к написанию работ и дальнейшему исследованию. Его жизнь и труды являют собой непреходящий пример жизни. Собеседую со всеми социальными, богословскими, культурными течениями своего времени и переработав их на основе опыта Святого Духа, он и сегодня предлагает авторитетное, опытное, рассудительное, отеческое слово, в котором так нуждается современный «труждающийся и обремененный» грехом человек.

Следуя отеческой традиции, он отвечал на проблемы и потребности верующих своего времени. Его учение соответствовало пастырским потребностям, с которыми он сталкивался, то есть то, что некоторые называют сегодня контекстуальным богословием. Его учение весьма актуально и сегодня.

Современный человек с его изобилием материальных благ, техническими достижениями, общественным благоденствием, характерным для нашего времени мог бы жить удобно и счастливо. Но ситуация иная. Время наше трудное, потому что сейчас доминирует эвдемонизм, характерны потеря духовны ориентиров, чисто материалистический образ жизни, обилие и смешение теорий, кризис ценностей и институтов, цивилизационный кризис, глобализация образа жизни и мышления.

Наша страна переживает сейчас экономический кризис. Но основной кризис – это кризис духовный. Как бы ни менялись времена в социальном, экономическом и культурном плане, человек, по сути, остается таким же с помраченным образом Божиим.

Преподобный Максим являет нам сегодня обновленного во Христе человека, истинную личность, образ Христов. Он предлагает цельного человека, который ничего не боится на земле, для него не характерны ни волнения, ни стрессы, ни беспокойство о чем-либо мимолетном, потому что он постоянно имеет в сердце своем страх и память Божию и неколебимое доверие Промыслу Бога Отца.

Преподобный Максим был православным греческим монахом, чистым и истинным, в лице которого мы находим свидетельство тому, что Греция тогда обретает самое себя, когда встречается и соединяется с Православием. Этот гигант терпения не склонился под тяжестью искушений и скорбей. Он сохранил неповрежденными свою веру и свидетельство о Христе. Личности такого масштаба, как преподобный Максим Грек — великая похвала православному монашеству. Максим сегодня указывает на православное и, особенно, на святогорское монашество, как на авторитетный и совершенный образ жизни и существования. Он имел внутреннее духовное состояние, жил постоянным бодрствованием и трезвением, исследуя такие темы, как Страшный Суд, смерть, ад и рай. Ум его постоянно был погружен в божественные созерцания. И мы сегодня можем каждый по силе подражать этому его опытно-духовному состоянию, положив его в качестве противовеса всем вызовам лукавого и вообще царящей в мире апостасии.

Если бы преподобный Максим жил сегодня, в наше время постмодернизма, абсурда, широкого распространения греха, фрагментации человеческой личности, разрушения всех ценностей и институтов, он бы, конечно, использовал другой способ выражения, но по духу он остался бы тем же. То есть он обличал бы грех, но любил бы и сострадал грешнику. Он бы настаивал на исполнение заповедей Божиих как единственного пути бого- и самопознания. Он бы подвизался против обмирщения Церкви, религизации Православия, соблюдения внешних обрядов, но и интеллектуализма, и на первое бы место поставил опыт во Святом Духе, опытное знание Бога, единение с Богом в Троице.

Молитвами преподобного Максима Грека, желаю всем нам опытно переживать это божественное единение еще в этой жизни, а затем и в будущей более полно и вечно.

Доклад прозвучал на презентации первого тома собрания сочинений преподобного Максима Грека в Афинах, 28 января 2011 года. 

Публикации
Закладки