Смысл в жизни есть!

27 октября 2011

17 мая 1971 г. в одном из родильных домов г. Москвы родилась девочка. Врачи, принявшие младенца, с первого взгляда определили нежизнеспособность новорожденной – физические недостатки были очевидны даже для неспециалиста. Мать сразу написала отказ от ребенка и больше никогда не интересовалась судьбой дочери. А девочку, которую назвали Светланой, отправили в загорский детский дом для инвалидов. Собственно, её отправили умирать. Но она выжила. Вопреки всем прогнозам и диагнозам.

Света даже для инвалида была очень слабым ребенком и сильно отставала от своих сверстников в физическом развитии. Она почти не росла, не ходила. Чуть позднее ко всем её диагнозам добавился еще один – «умственно отсталая». Дело в том, что Света не заговорила ни в полтора года, ни в два, ни в три. Её ждала обычная судьба ребенка инвалида: лет до 18 она прожила бы в детском доме, а затем её направили бы во взрослый дом инвалидов. Но произошло чудо. Одна из старших воспитанниц этого детского дома, девочка по имени Надежда, почему-то выделила Свету из всех детей, и однажды принесла в свою группу, завернув её, как младенца, в полотенце. Воспитатель Валентина Павловна Сосенкина почему-то не отвергла её, а разрешила Свете бывать в её группе, несмотря на то, что она пятилетняя, оказалась в окружении детей 15-16 лет. Более того – руководитель детского дома тоже по неизвестным причинам разрешил Валентине Павловне брать Свету в свою группу. И тут еще одно чудо – Валентина Павловна очень привязалась к девочке и стала уделять ей гораздо больше внимания, чем предписывали должностные инструкции. Трудно сказать, что повлияло на развитие Светы, скорее всего, постоянное общение с воспитателем и со старшими детьми, но факт – спустя некоторое время Валентина Павловна заподозрила, что «немая» «умственно отсталая» Света на самом деле – нормальный ребенок и вполне может заговорить. Так и случилось. Однажды Свету повезли на обследование в Москву, где собрался консилиум профессоров по поводу заболевания ног. Мнений светил медицины разошлись. Кто-то был категорически против операций, считал, что в данном случае они не принесут никакого результата, кто-то был за то, чтобы попытаться поставить Свету на ноги. Во время осмотра один из профессоров сказал: «Ну, а теперь давай рубашечку снимем». На что Света вдруг заявила: «Не надо симать!» После этого уже никто не стал возражать против лечения. Но попала она в клинику только два года спустя – пока не подошла очередь. Драгоценное время было упущено. Теперь уже было невозможно излечить Свету, можно было только облегчить её состояние. За три года лечения Света закончила три класса начальной школы, при чем очень успешно. Валентина Павловна не забывала свою любимицу и постоянно приезжала к ней в больницу. Между ними сложились такие теплые отношения, что Света звала Валентину Павловну не иначе, как только «бабушка». Даже персонал больницы, зная, что Света сирота, говорили ей «Бабушка приехала», ни у кого не поворачивался язык сказать «воспитательница приехала». Бабушка возила свету по разным поликлиникам, добивалась приемов у лучших специалистов, добивалась операций, лечения. Благодаря её стараниям диагноз «умственно отсталая» был снят. Попутно она предпринимала все возможное для того, чтобы Света могла получить образование, ведь для неё это был вопрос всего дальнейшего устройства в жизни. Напарница Валентины Павловны была очень талантливым педагогом. По просьбе воспитательницы, она занялась Светой индивидуально, ежедневно давая ей 4 полноценных урока. Так Света окончила начальную школу. Но получить среднее образование в доме для инвалидов было невозможно. И Валентина Павловна стала искать подходящий детский дом, куда можно было бы направить Свету для дальнейшего проживания и обучения. Выбор пал на Дмитровский интернат. Так Света оказалась в Дмитрове, в группе своей «мамы» – Ирины Николаевны.

Сверстники Свету приняли не очень хорошо. Пришлось потерпеть и насмешки, и издевки. Но Ирина Николаевна сумела создать в своей группе очень хорошую атмосферу. Сестра Макария с теплой улыбкой вспоминает это время, проведенное в интернате. «Мы не знали, что такое жаловаться. Провинившимся сами придумывали наказание, которые честно исполняли, не отлынивая и без обид». Бабушка приезжала к Свете и в Дмитров и продолжала возить её по больницам. Вскоре опять потребовалась операция. Врачи поставили Валентину Павловну перед выбором: или не ходячая высокого роста, или ходячая, но маленького роста. Валентина Павловна выбрала для Светы способность ходить. Правда, и ходить Света может только с костылями.

Ирина Николаевна с каждым годом располагалась все больше и больше к Свете. Она стала по мере возможности опекать её. Ирина Николаевна вообще пользовалась любовью детдомовцев. Однажды они даже сбежали из интерната для того, чтобы поздравить свою любимую учительницу с днем рождения. В восьмом классе Ирина Николаевна сказала: «Называй меня мамой». Но тогда Света отклонила это предложение, сказав, что она уже взрослая и в маме не нуждается. Педагог не стала настаивать, отложив этот вопрос до более благоприятного времени.

– Господь вел меня по жизни, – говорит сестра Макария – Сейчас это очевидно. Получилась как эстафета – Он вручил меня сначала одной любящей женщине, затем другой. Если бы не бабушка и не мама, неизвестно, что со мной было бы.

Благодаря этим двум женщинам, Света смогла получить среднее образование, в то время как все её сверстники из загорского детского дома окончили только «вспомогательную школу». Теперь она могла поступить в техническое училище для инвалидов, могла получить профессию и работать.

Училище располагалось на территории Черниговского Гефсиманского скита в тогдашнем Загорске. Совсем рядом была Троице-Сергиева Лавра, многочисленные церкви, которые только-только начали передавать верующим. В ските Света чувствовала себя неуютно.

– Меня все тут раздражало, мне ничего не нравилось, мне было там плохо, – вспоминает сестра Макария – я с нетерпением ждала выходных, чтобы поехать на эти дни к бабушке. А возвращалась я в училище едва ли не со слезами.

Но Господь судил так, что именно с Гефсиманского скита начался духовный путь Светланы.

О Боге Света услышала первый раз еще в Загорском интернате. У неё была подружка Людочка, которую Света очень любила. Девочки были очень дружны, что называется, не разлей вода. Людочка делилась со Светой всеми переживаниями – как прошел день, с кем разговаривала, с кем поссорилась, в кого влюбилась. А еще у Людочки был талант ухаживать за болящими, и она ухаживала за не ходячей Светой, даря ей всю любовь, на которую только было способно её сердце. И она как-то в разговоре сказала, что был такой Иисус Христос, Который всем помогал.

– Потом по телевизору я видела церковь, как люди молятся. Я смеялась, но бабушка меня одергивала, говорила, что я ничего не понимаю, а вырасту – пойму, – рассказывает сестра Макария – Потом, много лет спустя, бабушка призналась, что она верующая, что читает единственную молитву, ей известную – Иисусову молитву, текст которой ей передал верующий родственник. Еще в Дмитрове я чувствовала, что мне нужно поговорить со священником. К нам в интернат стал приходит отец Виталий. Я обратилась к нему с просьбой о крещении. Батюшка не отказал. Крещение состоялось.

Но и это еще был не приход к Церкви. Света терзалась чувством обиды на судьбу – инвалидность ставила её в ущербное положение по отношению к другим людям. –Я видела в этом несправедливость. Я теряла смысл в этой жизни. Меня очень пугала смерть. Я очень хотела поговорить с батюшкой, но у меня был страх перед людьми в черном, я боялась ряс. Потом у нас появился повар, баптист, который много со мной беседовал. Я стала ходить на баптистские собрания, со мной много беседовали проповедники. Эти беседы приносили какое-то облегчение, но оно было временным, как лекарство, которое притупляет боль, но не лечит.

К тому времени Света уже успела позанимать махариши. Летом в метро её выловила какая-то женщина и сказала, что ей обязательно надо заниматься медитацией и чтением мантр, пообещав ей, что она найдет успокоение, будет смотреть на мир другими глазами и получит облегчение от физических страданий. Света увлеклась этим и даже регулярно медитировала по 20 минут утром и вечером. Но и медитирование не принесло желаемого. Более того – у Светы начали портиться отношения с бабушкой – она не приветствовала посещение занятий по медитации, которые проходили поздно вечером. А её соседка по комнате в общежитии однажды сказала: «Когда ты медитируешь, мне так хочется дать тебе по физиономии!» Почему-то вместо обещанного спокойствия неприятностей стало больше. Однажды к Свете на улице поздно вечером, когда она возвращалась с заседания, пристал какой-то мужчина. Но Господь чудом отвел беду. А потом случилось еще одно чудо. Как обычно, Света приехала на выходные к Валентине Павловне. Но та неожиданно стала её выпроваживать из дома, чего ни до, ни после никогда не случалось. Как Света ни упрашивала бабушку позволить ей остаться одной в квартире, та не соглашалась. Пришлось Свете уйти. Со слезами она возвращалась в ненавистное училище, но на пороге её встретила знакомая и сказала: «Пойдем, там к нам пришел академист из скита, будет рассказывать о Церкви». Академист рассказал о вере, потом спросил, есть ли вопросы у слушателей. И Света решилась спросить: «А как Вы думаете, не жестоко ли со стороны Бога то, что я такая больная, что у меня нет достатка, что на свете такая несправедливость?» И его ответ, к удивлению самой Светы, ей очень понравился. «Если бы не было той жизни, то не было бы смысла в этой, – сказал он – Если бы была только эта жизнь, то Бог, действительно был бы жесток. Но Он дал нам еще и другую жизнь, в которой не будет этих физических и душевных страданий. Бог Вас не оставит. Он обязательно утешит Вас и поможет Вам». Света попросила его поговорить с ней. Беседа длилась около часа. Собеседник говорил спокойно, без эмоций и экзальтации, абсолютно трезво подходя к жизненно важным вопросам. И в этот день Света получила истинное облегчение от своих скорбей.

Потом как-то к ним на классный час пришел послушник из скита. После беседы Светлана подошла к нему и сказала: «Мне очень-очень нужно поисповедоваться». А он спокойно ответил: «Приходите сегодня вечером».

На исповедь Света пошла вместе со своей подругой Мариной. У аналоя стоял пожилой священник небольшого роста. Как показалось Свете – неказистый. Девушки засмущались, Света решила было, что, пожалуй, отложит исповедь… Но батюшка сам подозвал её к себе. Отступать было некуда. К аналою Света подходила еле шевеля ногами. Но первая же фраза, сказанная священником, разрушила весь барьер. Разговор длился очень долго, но Свете казалось, что время остановилось. Она даже не ушла после исповеди домой. В тот вечер она последняя уходила из храма – ей не хотелось покидать это место. Эта исповедь стала переломным событием в жизни Светланы. Она стал окормляться у отца Бориса.

Несколько лет спустя лаврский старец отец Наум благословил Свету вместе с подругой на иночество. Девушки приехали в Переславль-Залесский Никольский монастырь. Подруга, узнав побольше о монашеской жизни, испугалась и уехала. А Света осталась. В монастыре она исполняла послушание бухгалтера и уставщика. Здесь её удивительный талант – у Светланы чудесный звонкий голос – оказался в той сокровищнице, которая позволила ему полностью раскрыться. В 1997 году она приняла постриг с именем Макария. Сестра Макария сейчас является уставщиком монастыря, осваивает компьютер, занимается цифровой фотографией.

– Людям я хочу сказать, что Господь совершает чудеса и промышляет абсолютно о каждом человеке. Он каждому дает тот крест, который человек может понести. Ни в коем случае от Бога нельзя отступать. С Ним идти намного легче. Я обрела смысл жизни. Если не было бы той жизни, то не было бы и этой. И не было бы смысла в нашей жизни. Возложите печали свои на Господа, и Он всегда поддержит нас, Он не даст нам постыдиться. Ни в коем случае нельзя унывать и отчаиваться – смысл в жизни есть!

Автор: Лилия Малахова

Публикации