Старец Артемий из Нового Скита

27 октября 2014

Стоит вспомнить и другую пресветлую звезду святоотеческого сонма, верного продолжателя отеческих традиций и наделенного совершенным трезвением блаженного старца Артемия из каливы святых Архангелов. Живя в суровой аскезе, он, кроме того, имел и великое смирение в особенности по отношению к одному из двух своих послушников, который, пренебрегая монашескими обязанностями, своим своеволием и нерадением доставлял старцу много огорчений. Большое значение придавал присноблаженный Артемий воздержанию, храня его до самой глубокой старости, и, несмотря на то, что телесные силы его уже оставили, со всей тщательностью исполнял свое довольно утомительное монашеское правило. По воспоминаниям отцов он много бодрствовал и молился наедине, а пост всегда держал до девятого часа. А когда ему случалось подниматься в гору за дровами и поздно возвращаться, измучившись от жажды и обливаясь потом, то он не позволял себе никакого отдыха или утешения, пока полностью не совершал все свое ежедневное последование. Этого правила он придерживался всю жизнь.

Вид Неа Скити (Нового скита) со стороны моря

По причине тяжелого характера младшего духовного брата старший, которого звали Антоний, ушел в скит святой Анны, но по временам приходил навещать старца. Придя в очередной раз и не застав младшего, Гавриила, в каливе, спросил старца, куда тот делся. «Его нет, дитя мое, я отправил его в Сикию, что напротив Сифонии, а ты, пожалуйста, не уходи, потому что поможешь похоронить меня, поскольку завтра я умру. Я не хотел, чтоб Гавриил присутствовал при моей смерти, и молился о том, и, полагаю, его не будет». Не стоит принимать эти слова с неприязнью, как проявление коварства со стороны старца. Все обстоит совсем не так, по той причине, что духовными всегда руководит Божественная благодать и сообщает им о том, кто достоин унаследовать благословение, а кто нет. Ибо Божественная благодать устрояет все премудро и по справедливости, так и Исаву она не позволила получить благословение, потому что оказался недостоин того. Тем временем старец почувствовал недомогание и послал за скитскими отцами. Испросив прощения и сам дав его, он отпустил их, удерживая при себе только своего ученика Антония.

Вечером, когда старец находился один в келье, он сказал Антонию: «И ты будь в своей келье, а когда мне понадобишься, я тебя позову». Примерно в полночь ученик услышал, как в его дверь постучали, и какой-то голос сказал ему: «Пойди скорее к старцу, иначе не застанешь его». Он тотчас поспешил и увидел, что старец только что скончался. На следующий день, снова собравшись, чтобы похоронить старца, скитские отцы заволновались по поводу отсутствия его ученика Гавриила и, собираясь ради него несколько задержать погребение, с беспокойством стали смотреть на море, не покажется ли тот с противоположного берега. И вот, в самом деле, показалась лодка, которая направлялась прямо к Скиту, а в ней и точно сидел отец Гавриил. Но только она приблизилась, и ее уже стало видно так хорошо, что еще немного и она причалила бы к пристани Скита, поднялся сильный противный ветер и вынудил лодку вернуться обратно в селение. Тогда отец Антоний поведал отцам то, что перед смертью сказал ему старец, т.е., что отца Гавриила не будет на его погребении, и все подивились прозорливости старца и участи непослушных и непокорных, лишающих себя благословения Старцев и награды за послушание.

Источник: Γέροντος Ιωσήφ, Οσίων Μορφών Αναμνήσεις, Ψυχωφελή Βατοπαιδινά 4, β’ Έκδοσις, Ιερά Βασιλική και Πατριαρχική Μεγίστη Μονή του Βατοπαιδίου Αγίου Όρους, 2003

Публикации