Святой Георгий Карслидис, прозорливый старец

17 ноября 2014

День празднования: 4/17 ноября

Блаженной памяти старец Георгий, происходивший из Понта, с ранних лет узнал сиротство и одиночество. После гонений и арестов, производимых безбожными властями Грузии, он прибыл в Грецию. Там за свою аскетическую жизнь и крепкую веру этот смиренный и достойный служитель Христов был вознагражден даром рассудительности, мудрости, прозорливости и пророчества.

Старец родился в городе Аргируполи области Понт в 1901 году, рано остался без родителей. Воспитание мальчика взяла на себя его благочестивая бабушка. После смерти бабушки и сестры он вместе с дедом отправляется в Эрзурум (Феодосиополь Великой Армении). Смерть деда и дурное обращение брата заставляют его уйти на Кавказ. Одинокий, бедный, больной и нуждающийся (святому помогали только снившиеся ему святые), он добирается до грузинского города Тифлиса, откуда местный епископ направляет его в монастырь Живоносного Источника. Он принимает монашество уже в возрасте девятнадцати лет и будет сохранять это звание на протяжении полувека.

_

Постриг

С детских лет он полюбил аскезу и молитву. 20 июля 1919 года он принимает монашеский постриг и взамен мирского имени Афанасий получает имя Симеон. Говорят, что в момент его пострига монастырские колокола звонили сами по себе.

В монастыре Симеон встречает своего дядю епископа, оказывавшего ему духовную поддержку. Безбожный политический строй, установленный после революции 1917 года, объявил гонения на Церковь, клир и монашество. Вместе с другими монахами этого монастыря Симеон был заключен под стражу в темную подземную камеру, рядом с которой проходила канализация. Но все ужасные и тяжкие невзгоды он претерпевал с надеждой на Бога. Многие его братья мученически закончили здесь свою жизнь. Симеон же, помощью Богоматери, спасся от верной смерти. 8 сентября он был рукоположен в иереи и получил имя Георгий. Он служил на грузинском языке.

Вскоре Георгий снискал славу рассудительного, мудрого и прозорливого старца. Множество людей приезжали издалека, чтобы познакомиться и получить совет этого молодого монаха. В 1923 году из Тифлиса он переезжает в Сухуми. На частых Божественных литургиях он поминал множество имен. В келье Георгий постоянно читал и молился. Не было конца воздержанию, аскезе, бдению и посту. Его предсказания сбывались. Все окружающие видели в нем святого. В 1929 году Георгию, наконец, удается вернуться в Грецию.

Прибытие в Грецию

Георгий славит Бога за свое спасение. Понт, Грузия и Россия остаются в его памяти как места борений, мучений и жертв. Из Салоник, куда он прибыл 19 октября 1929 года, Георгий отправился в Катерини, деревни Алония и Куккос, Микро Дасос области Килкис и, наконец, в 1930 году в Сипсу округа Драмы. Из-за тюремных невзгод в Грузии он стал почти парализованным и очень слабым. Часто он с трудом мог ходить, так что окружающим приходилось брать его на руки и нести.

Все его имущество состояло из нескольких богослужебных книг на грузинском языке, священнических облачений, икон и части мощей его сестры Анны. Множество людей прибегает к нему, чтобы получить помощь. Этот боголюбивый, братолюбивый и человеколюбивый отец служит молебны, исповедует, дает наставления. В 1938 году отец Георгий основывает монастырь Вознесения. Здесь он будет служить, проповедовать, пророчествовать и творить чудеса на протяжении двадцати лет. Его храм и келья становятся Силоамской купальней для многочисленных душевных и телесных болезней.

Георгий отправляется в паломничество на Иерусалим и Святую гору, встречается здесь с духовными людьми, которые убеждают Георгия остаться в своем монастыре, поскольку тамошний верующий народ нуждается в его присутствии и служении. В 1941 году он чудесным образом спасается от верной смерти: болгары арестовали его и собирались казнить. Вся его жизнь проходит среди непрекращающихся чудес. По молитвам святого Николая он исцеляется и отныне может быть независимым от окружающих.

Всегда скромный и простой, постящийся, бодрствующий, трудолюбивый и молящийся, немногословный, внимательный, строгий и серьезный, он посещает больных и обездоленных. Получив помощь сам, он отныне знает, как помочь другим. Во время проскомидии он поминает тысячи имен, как живых, так и усопших. Некоторым именам он уделял особенное внимание и по завершении Божественной литургии призывал к себе их родственников и рассказывал им о трудностях, которые испытывают их живые или умершие родные, а также как они закончили свой жизненный путь. Благочестивые и чистые люди видели в нем поистине небесного служителя.

На словесных бескровных Божественных службах он всегда был светлым, мирным и радостным. Ему сослужили святые. «Я редко служу в одиночестве», – говорил старец Георгий. Особое благоговение он испытывал к Пресвятой Богородице, Иоанну Предтече и святому Георгию. Многочисленных больных и нуждающихся он призывал обращаться к святым, и, по его молитвам, людям становилось лучше. Но по своему смирению он не желал, чтобы чтили его, недостойного, но чтобы Бог прославлялся во святых Своих. Святых он называл гостями. Он имел дар видеть душевное состояние своих прихожан.

Старец был строгим хранителем святых церковных канонов. Он не соглашался на непозволительные поблажки. Он был особенно строг к нераскаянным. Служение духовного отца старец ставил очень высоко и относился к этому очень серьезно. Он стремился призвать исповедуемых к смирению, искреннему сокрушению и покаянию ради спасения их бессмертных душ.

agios-georgios-karslides-01

Благодатный пастырь

Крепкая вера, аскетический опыт и чистая жизнь наделили этого смиренного и достойного служителя Христова дарами рассудительности, мудрости, прозорливости и пророчества. Господь так просветил блаженного старца, что далекое прошлое, а порой и будущее, он видел как близкое настоящее, о чем восторженно свидетельствуют его духовные чада. Некоторые люди, сомневающиеся в дарах старца, узнав его ближе, вскоре убеждались, что перед ними истинный человек Божий. Свои дары старец использовал для спасения и помощи людям, а не с тем, чтобы обличить и устыдить их или же снискать похвалу и показать себя. Со слезами он говорил о предстоящих бедствиях: оккупации 1940 года, вторжении болгар, гражданской войне. Он читал людские сердца, словно открытую книгу. Чтобы сохранить смирение, он порой притворялся глупцом и ради Христа юродивым. Чтобы обрести добродетель необходим огромный труд, но чтобы сохранить ее, требуются куда большие усилия.

В пастырском служении старец особое внимание уделял женщинам, которые из-за своей чувствительности легко преувеличивают достоинства других людей. С женщинами он вел себя рассудительно и строго. Но в сердце его таилась огромная любовь ко всем. Его милосердие всегда было тайным. После наступления темноты он тайно отправлял с помощью верных ему людей необходимые продукты и одежду в дома бедных. Он утешал скорбящих и с особым внимание заботился об усопших. Старец очень любил детей, заботливо давал им советы и дарил щедрые подарки. Он скрывал свою сущность, поскольку хотел остаться незаметным и бесславным. Старец заботился о том, чтобы никто не уходил из его монастыря голодным. Он готовил, пек хлеб и раздавал всем как благословение. Это был человек трудолюбивый, неутомимый, милостивый и человеколюбивый.

Поэтому верующие питали любовь и уважение к старцу. Он, в свою очередь, принимал любовь своих чад, хотя не желал ее и не добивался. Он был смиренным и очень любил говорить об этой святой добродетели. Старец жил в некоем святом одиночестве. Многие люди не понимали этого и неправильно к этому относились. Лишь немногие могли осознать всю глубину просветленности старца.

Успение старца

Старец с точностью предвидел день своего блаженного конца. Готовясь к этому долгое время, он ожидал этот день с усердной молитвой, давая последние наставления любимым духовным чадам. За три дня до кончины он совершил таинство елеосвещения. Старец причастился Святых Таин, всех простил и благословил, за всех помолился. Он почил 4 ноября 1959 года. Последними словами, сошедшими с его уст, были: «Милосердия двери отверзи, Благословенная Богородице».

Множество осиротевших, скорбящих и безутешных людей провожали его в последний путь в храме Вознесения Господня, где он служил на протяжении тридцати лет. Лицо его было мирным, радостным и просветленным. Мертвое тело его было легким, как у святогорских отцов. Два кипариса рядом с его могилой склонили свои кроны, будто поклоняясь старцу. Как он и предсказывал, во время его похорон на могилу, совершенно не боясь людей, слетелось множество птиц. Все вокруг не сомневались, что погребают святого. По просьбе старца, он был похоронен в облачении, с крестом и богослужебными книгами, привезенными из Грузии.

Журнал “Пемптусия”, выпуск 17. С. 116 – 123. Апрель – июль, 2005.

(В статье о. Моисея святой Георгий именуется старцем, поскольку на тот момент он еще не был канонизирован Православной Церковью.)

Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания “Пемптусия”.

Публикации