Качество молитвы

25 марта 2015

“Господи, я воззвал к Тебе, услышь меня!”

Громкий голос – это дар природы. Это качество, присущее телу человеческому. Но когда Давид говорит: “Господи, вонми гласу моления моего. Я воззвал к Тебе, услышь меня!” – здесь этот возглас выражает мысленный вопль, означающий, что молитва есть проявление сердца человеческого. Страстная, она сравнима только с громким воплем.

Действительно, молитва – это голос изнутри, внутренний голос, который исходит из сердца, воспылавшего любовью к Богу. Человек может молчать, но сердце его может молиться. “Я сплю, а сердце мое бодрствует”. Я успокаиваюсь, а сердце мое бодрствует. Недостаточно проговаривать слова молитвы. Это не приносит нам большой пользы. Должно проговаривать ее прилежно, в благом расположении духа, с сокрушенным сердцем, со смирением.

nightprayer

Фарисей молился громким голосом и с тщеславием. Молился гордо и эгоистично, поэтому его молитвы были напрасны. В то время как мытарь, молившийся в слезах, был оправдан. Моисей “был косноязычен”, был заикой, однако молитва его была столь пламенна, что услышал он Бога, говорящего ему: “Что ты вопиешь ко Мне?”, т.е. “Почему ты кричишь на меня? Почему ты громко вопиешь?”

Молитва должна быть сердечной в самой своей сущности. Лукавый знает, что молитва приносит огромную пользу человеку, поэтому он пытается исказить нашу молитву. Он пытается прельстить душу, вводя нас в соблазн просить у Бога о разных вещах, не имеющих отношения к нашему спасению. Мы постоянно просим материальных благ, таким образом, наша молитва остается бесплодной. Вот почему Господь учит: “Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам”.

Действительно, мы молимся в одиночку или вместе с другими, в церкви или дома. Одни молятся больше, другие – меньше. Вопрос в том, как мы молимся. Жива ли наша молитва? Потрудилась ли она встретиться с Иисусом, глубоко ли она пережита во искупление молящегося?

Вместо просьбы об искуплении наших грехов, мы можем перечислить наши добродетели.

Часто молитву мы воспринимаем как трудную обязанность. Мы стараемся сократить ее. Мы чувствуем облегчение, как только заканчивается Божественная литургия, совместная или индивидуальная молитва. Многие не молятся вообще.

Говорят, что какого-то святого нашей церкви во время молитвы укусил скорпион, сердце его исходило кровью от невыносимой боли. Но он продолжал свою молитву до конца.

На нашу молитву ничто не должно влиять. Только тогда она будет приносить плоды.

Митрополит Эдесский, Пеллский и Алмопийский Иоиль, Жертва вечерняя, с.37- 39

Публикации