Отец Николай Планас, новый святой Православной Церкви

14 марта 2015

В Афинах, близ старых казарм и площади Монастираки, по адресу Ареос 14, стояла частная часовня, освященная в честь пророка Елисея. Позднее она была разрушена.

AgNikPlanas

В этой часовне служил простой, но вместе с тем уважаемый, священник Николай Планас, происходивший с острова Наксос. Неустанно, на протяжении почти пятидесяти лет (1884-1932 гг.) он каждодневно совершал здесь Божественную литургию, за исключением суббот и воскресений, когда отец Николай служил в своем приходе святого Пантелеимона в Илиссосе, а впоследствии – в храме святого Иоанна Предтечи на улице Вулиагменис. А во время Великого Поста он в каждом из них совершал литургию Преждеосвященных Даров. В годы его рукоположений (в диакона – 28 июля 1879 года, в пресвитера – спустя пять лет, 2 марта 1884 года, когда Николаю было тридцать три года) Афины, по его собственному свидетельству, “простирались от Акрополя до храма Пресвятой Богородицы Власару, располагавшегося близ современной церкви святого апостола Филиппа на Монастираки). Приходы составляли лишь немногочисленные семьи: тринадцать семей посещало храм св. Пантелеимона, а восемь – св. Иоанна, и в обоих ежедневно служил отец Николай Планас.

Смиренный священник

Этот смиренный служитель Божий всегда жил в простоте и скромности. В четырнадцать лет лишившись отца, он приехал в Афины с матерью и единственной сестрой, с которой разделил достойное отцовское наследство. Тем не менее, он счел нужным заложить свою долю, чтобы помочь своему несчастному соотечественнику. Былое состояние восстановить не удалось, и поэтому отец Николай жил в бедности.

По желанию матери в семнадцать лет Николай женился на Елене из рода Провеленгиос с острова Китира. От нее у него родился сын Иоанн, однако жена умерла при родах. И с тех пор он, будучи еще совсем молодым, посвятил себя Богу и Церкви. Став священником, он довольствовался лишь куском хлеба и немногочисленными овощами, которые собирал сам, а порой и молоком, которое ему приносили местные пастухи этой некогда пустынной, а сейчас городской и многолюдной местности в самом центре Афин. Те малые средства, которые он получал, отец Николай расходовал на благие дела. Все деньги, что ему давали, он тут же жертвовал сиротам, студентам, бедным семьям. Узнавая об их нуждах и потребностях, отец Николай молча помогал этим людям, незаметно и тайно.

Богатством, сокровищем, центром и осью его существования стала литургическая жизнь нашей святой Православной Церкви, храм Божий и все, творящееся в нем.

Очевидно, что он по праву может считаться “самым часто служащим священниклм нашего времени, человеком молитвы, чья жизнь стала непрестанным служением святому жертвеннику. Он был посвящен в тайны Божественной благодати, которую своими делами и личным примером передавал верующим” (Е.Н. Дзиракис. Религиозно-нравственная энциклопедия. Т. 10), и, добавим, в полной мере исполнял апостольский завет: “Трудящемуся земледельцу первому должно вкусить от плодов” (2 Тим. 2:6).

“От стражи утренней до ночи” он находился в храме, как сказано в псалме: ” Как вожделенны жилища Твои, Господи сил! Истомилась душа моя, желая во дворы Господни” (83:1-2). Он начинал служить утром, а заканчивал в полдень, а порой и после полудня. Во время святого приношения Честных Даров поминал сотни имен. Отец Николай сохранял все записки, которые ему приносили, сопровождаемые порой лишь одной или десятью драхмами, и поминал всех постоянно и непрестанно, часами читал каждую записку. Рассказывают, что, сжалившись над его трудом любви, некоторые его сослужители на Божественной литургии убрали часть записок, чтобы дать отцу Николаю немного отдохнуть.

Святое дерзновение

Но не только продолжительные службы были свидетельством святого дерзновения отца Николая. Еще большее восхищение вызывали его благоговение, ощущение святости этого священника, исходивший от него мир, возносящий всех прихожан на небеса, “где Христос сидит одесную Бога” (Кол. 3:1). Существуют свидетельства его духовных чад, видевших отца Николая парящим, не касающимся земли во время Божественной литургии.

Славны и незабываемы были всенощные бдения, которые отец Николай совершал в храме святого Елисея. Ему сослужил священник моего прихода (храма св. Николая в Певкакия, Афины), отец Антоний Никифор из Фурия округа Каламата (†1937). Не раз в свои ученические годы я сопровождал его, и мне выдалась возможность или, скорее, благословение, видеть служение блаженной памяти отца Николая Планаса.

Он был маленького роста, сгорбленный из-за возраста. Но какое уважение и благоговение внушало его лицо и само его присутствие. На одно из бдений я пришел вместе с матерью. Тогда я был еще чтецом – меня рукоположил предшественник митрополита Патрского и впоследствии архиепископ Афинский Феоклит Панагиотопулос (†8.01.1962), бывший в те годы помощником епископа Ставрупольского, – и не раз читал отрывки из Святого Писания. И когда я после полунощницы читал последование Святого Причащения, я заметил некое движение среди прихожан, расступающихся и благоговейно кланяющихся. Моя мать подумала, что на богослужение прибыл архиерей, и когда он вошел в храм, народ склонил голову, чтобы взять у него благословение. Но вместо архиерея она увидела маленького священника, при появлении которого встречающие его христиане выражали нескрываемое благоговение. Это был отец Николай Планас. Центральная фигура этой службы. Его облик и голос были смиренны, от него исходила всеми признаваемая святость, перед которой умиленно склонялись все, знающие его. Мы сподобились освятиться его благословляющей рукой и причаститься благодати совершенной им Святой Евхаристии.

agio_nikolaos_planas_934

С двумя Александрами

Позднее, на панихидах, он находился в окружении двух известных литераторов – Александра Пападьямандиса и Александра Мораитидиса (будущего монаха Андроника), “поющих и воспевающих в сердце своем Господу” в храме святого пророка Елисея.

Достигнув глубокой старости (восьмидесяти лет), отец Николай согнулся под грузом усталости. Девять месяцев он отходил от дел (с июня 1931 г. по февраль 1932 г.), продолжая, тем не менее, активно служить, и, когда его телесные силы окончательно истощились, он отошел ко Господу 2 марта 1932 года, в день годовщины его пресвитерской хиротонии.

“Его конец, – пишет блаженной памяти митрополит Парамифии Тит Матфеакис, духовное чадо этого приснопамятного старца, – это конец истинного святого. Он беседовал со Спасителем Христом, прося принять его душу и подать покой его многострадальному телу. Он жил, как праведник, и мирно уснул, как святой, сном человека Божьего”.

Известие о кончине отца Николая мгновенно разошлось по его приходу, а затем и по всем Афинам. Его честные мощи были перенесены в храм святого Иоанна (на улице Вулиагменис) и на три дня оставлены там для поклонения, “по настойчивым просьбам членов его прихода, – рассказывает митрополит Тит, – а тело его без всякого бальзамирования, оказалось неподвержено тлению”.

Тысячи людей на похоронах

Тысячи людей разного возраста и положения стекались сюда, чтобы поклониться честным мощам отца Николая. Он был похоронен 5 марта в присутствии тысяч верующих. Похороны посетил и архиепископ Афинский Хрисостом Пападопулос (†1938), произнесший прощальную речь, в которой сказал о многочисленных и редких добродетелях усопшего, надлежащим образом оценив его многие дары и исключительное священническое служение в винограднике Спасителя Христа. И подтверждением великой чести, которой удостоился он в Церкви, архиепископ назвал множество верующих, собравшихся на его похоронах.

Затем он упомянул о благой славе, которую отец Николай снискал как исповедник, уподобив его великому Отцу нашей Церкви.

“Его похороны напоминали Великую Пятницу. Складывалось впечатление, что погребают патриарха или царя: народ заполнил площадь близ храма и соседние улицы, были проблемы с транспортом. По его настойчивой просьбе, он был похоронен сразу по окончании заупокойной службы. Она продолжалась и после полудня, закончившись лишь в 4 часа, после того как благочестивые прихожане на своих плечах пронесли его мощи по главным улицам прихода. То, что происходило в течение этих четырех часов до погребения, не поддается описанию. Все говорили о доброте, помощи, утешении и спасении, которые получили от усопшего. Всем он благодетельствовал в годы своего долгого священнического служения. Могила отца Николая находится рядом с алтарем храма” (журнал “Церковь”. N 5, 1966. С. 632).

Публикации церковных изданий

Об отце Николае писали издававшиеся в те годы журналы. Среди них “Екклисия” (12 марта 1932 г.): “В течение более чем пятидесяти лет своего служения приснопамятный иерей Николай благодаря исповеди стал широко известен тысячам верующих, приходящим к нему, и он своим достойным служением и великими добродетелями, которыми был украшен, оказывал на людей благодетельное влияние”.

“Священный союз” (Ιερός σύνδεσμος) (1 апреля 1932 г.): “Отец Николай от своих агрипний в храме святого Елисея отошел в вечную радость. Он вдохновенно молился. Его богатством была скромность всего того, что его окружало. Он славился добротой и готовностью помочь всем, ищущим совета его просвещенного разума. Он, в отличие от тех, кто стремится выделиться, был скромен, но за этой скромностью скрывалось величие его внутренней святости. Это было величайшее презрение к выставляемым на показ порфиру и виссону, золоту и серебру… Он по праву может называться живой иконой блаженного “нищего духом”, христианина, достойного Царства Небесного, чему недвусмысленно учил и о котором рассказывал Сам Господь”.

Журнал “Три иерарха” пишет: “Этот приснопамятный иерей представлял собой образ скромного и благочестивейшего клирика, украшенного всеми возможными добродетелями, за что он удостоился всеобщего уважения и народной любви”. Газета “Вечерня” (7 марта 1932 г.) среди прочего отмечает: “Бесчисленны те, кто был спасен милостью этого иерея. Позавчера его мощам пришли поклониться более восьми тысяч человек”.

Это же издание 6 марта 1932 года опубликовало на первой странице фотографию этого святого человек под заголовком: “Редкие личности наших дней. Святой иерей, умерший в нищете. Скорбь тысяч верующих. Николай Планас и его христианские деяния. Заступник тысяч верующих, делившийся с ними всем, что имел. Его самопожертвование навечно останется в нашей памяти. Перед смертью он удостоился видения: ему явился ангел, севший у его изголовья”.

Чудесные исцеления болящих

В заключение следует упомянуть, что существуют свидетельства о чудесах, совершаемых по молитвам отца Николая и по его ходатайству к Богу. В книге, посвященной отцу Николаю, под названием “Отец Николай Планас: простой пастырь простых овец” (Афины, “Αστήρ”, 1965. Пролог: Ф. Кондоглу. Эпилог: архимандрит Филосей Зервакос) ее автор, монахиня Марфа, находящаяся в непосредственном окружении блаженного старца и постоянно сопровождавшая его, рассказывает о некоторых чудесах, совершенных им по благодати Божьей. Вспоминая об одном из них (с. 37-38) митрополит Парамифии Тит заверяет, что “удостоился присутствовать при этом чуде, подтверждающем слова Спасителя Христа: “…и если что смертоносное выпьют, не повредит им” (Мк. 16:18). Речь идет о “яде, на котором совершалась Божественная литургия и который по ошибке вместо вина получил старец” (журнал “Екклисия”, 1966).

В журнале “Приход” Андреаса Керамидаса об отце Николае написал статью иерей Иоанн Адамопулос, священник храма Святого Константина на Омонии в Афинах, лично познакомившийся с приснопамятным старцем в 1930 году и тесно связанный с ним, будучи диаконом. Он упоминает о факте, уже отмеченном нами ранее, что “невинные дети – и об этом свидетельствуют многие – видели его парящим высоко над землей во время священного служения”. Адамопулос рассказывает и о четырех известных и особенно характерных чудесах старца: двух исцелениях болящих, чудесном спасении солдата на войне, успокоении разъяренного кучера после исцеления его полумертвого коня, отрезвлении и покаянии этого богохульника, который впоследствии посвятил себя старцу и “возил его от дома до храма пророка Елисея и обратно” (журнал “Приход”, 1949 г.). Этих чудес, как мы считаем, уже достаточно, чтобы стала очевидной святость этого человека.

Все вышесказанное указывает на всеобщее признание святости иерея Николая Планаса, которая никогда и никем не была поставлена под сомнение. До нас дошли также и новые свидетельства многочисленных еще живых духовных чад старца и других людей, находившихся в его окружении, общавшихся с ним и видевших его богоугодную жизнь и деяния. Посему мы с благоговением рекомендуем нашей святейшей Церкви признать его святость и официально провозгласить ее Великой Церковью Христовой Вселенского Патриархата и назначить днем празднования его памяти 2 марта, годовщину его пресвитерской хиротонии и его блаженного в Господе успения.

Данный текст является прошением, обращенным в Священный Синод Греческой Церкви, о причислении преподобного Николая Планаса к лику святых.

Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания “Пемптусия”.

Публикации