Старец Филофей Зервакос, святой подвижник Лонговардского монастыря острова Парос (Часть 2)

11 мая 2015

Продолжение, См. Часть 1.

Константин хотел достигнуть Святой Лавры, чтобы оттуда направиться к Великой пещере, но многие советовали ему остановиться сначала в монастыре Святого Афанасия, что недалеко от Филиа горы Калавриты. По дороге у него началась ужасная боль в животе и рвота. Но ему все же удалось добраться до монастыря святого Афанасия. За ночь набравшись сил, утром он снова отправился в путь и скоро достиг Святой Лавры, а через два дня добрался и до монастыря Мега Спилео (Великой Пещеры).

filo8eoszervakos-22Там ему посоветовали найти в Эгио батюшку Иоанна Куцуко, который сразу же отправил его в город Патры, к отцу Евсевию Матфопуло, наказавшему молодому Константину вернуться к родителям в Финикио еще на 15 месяцев.

Однако он вскоре вновь приехал в Патры, где пребывал целый год. Во время одной из прогулок Константина по морскому побережью города лукавый с новой силой начал всячески мучить его разум. Тогда он пошел в церковь святого Андрея, чтобы помолиться и укрепиться духовно. Здесь, в часовне Иоанна Богослова, он услышал проповеди отца Евсевия. А вскоре был назначен певчим в приходскую церковь святого Алексия (метохи Святой Лавры).

Здесь же, в Патрах, его призвали в армию, где он служил на протяжении 29-ти месяцев. И там на его долю выпало немало суровых испытаний, о которых, однако, нам излишне упоминать.

По завершении этих испытаний он получил, наконец, разрешение от отца Евсевия пойти по пути монашеской жизни, которой так жаждал. Своим намерением Константин, в первую очередь, поделился со святителем Нектарием Пентапольским, который был тогда директором Духовной школы Ризарио в Афинах, у него же попросил совета, где ему начать монашескую жизнь.

gerfiz2

Святитель сказал ему: “Цель твоя благая, я советую тебе поступить в Лонговардский монастырь на Паросе, братия которого весьма добродетельна и многочисленна”. Но Константин говорил о своем желании принять иночество на Святом Афоне, на что святитель посоветовал ему не идти в новостильный монастырь. Он настоял на том, что Константину лучше определиться в Лонговардский мoнастырь Живоносного Источника на острове Парос.

В храме святого Елисея состоялось Всенощное бдение в честь праздника Иоанна Богослова (8 мая 1007 – 23 лет), а ночью другого дня он отплыл со своим другом Николаем Митропулосом на Святую Гору Афон. Приехав в Фессалоники, которые находились тогда на контролируемой турками территории, он тотчас же отправился поклониться мощам святого мученика Димитрия Мировлитского, которого очень любил и перед которым благоговел.

Но на рассвете следующего дня турки не позволили им уехать на Святую Гору, обвинив их в шпионаже. Их не посадили в тюрьму, но они находились под строгим надзором. Душа их желела принятия мученичества за Христа… Но тут явился высокопоставленный паша и отпустил юношу, выслав его обратно в Грецию. Как узнал позже Константин, паша был тем, кто освободил его по приказу явившегося в видении святого Димитрия. Так, наконец, он отправился в Лонговардский монастырь на остров Парос, следуя наказу святителя Нектария.

В Лонговардском монастыре

Из Салоник он прибыл в епархию Волос. Во время своего пребывания там Константин познакомился с молодым юношей Феодосием Зографу, нотариусом, с его братом Феодором, богословом и проповедником, а также со старцем Панайотисом Кондопифари (их дедушкой), с Павлом Лукопуло и многими другими радушно принявшими его братьями.

Они вновь попытались отправить юношу на Афон, но это оказалось невозможным. Таким образом, Константин почувствовал, что сама Божья воля направляет его на остров Парос. Тогда Панайотис Кондопифари сказал, что он три дня думал, как предложить ему все-таки пойти в монастырь Лонговардос, в котором он бывал не раз, но не осмелился говорить об этом, ибо не ведал, какова воля Божья.

Так, на следующий день прибыл он в Пирей, а оттуда отправился на остров Сирос. Во время этой поездки внутренняя борьба в душе его стала усиливаться. Но когда корабль прибыл в гавань и он увидел церковь Пресвятой Богородицы, коварные мысли тотчас же покинули его, он ощутил божественную сладость в сердце, а помолившись в Храме Екатонтапилиани (Храме Ста Ворот), пешком отправился в монастырь, где исповедовался игумену Иерофею Восиньоти Пелопоннесскому, попросив принять его в братство монастыря.

Игумен и монастырская братия приняли его с великой любовью и радостью, и он сразу же стал послушником. Через месяц он вышел из монастыря по какому-то делу и, оглянувшись на него, вспомнил, что этот монастырь являлся ему когда-то во сне. Через семь месяцев после поступления в монастырь, 29 декабря 1907 года (ему было 23 года), он был пострижен в малую схиму с наречением имени Филофей, что значит «любящий Бога».

А в следующее воскресенье, 30 декабря 1907 года, отец Филофей был посвящен в сан диакона. До рукоположения в священники им временами овладевал огромный страх, но после очередного ночного видения, в котором ему открывалась Божья воля, он набирался храбрости.

Спустя два года, 6 сентября 1909 года (ему было 25 лет), он под вечер покинул монастырь и в течение двадцати дней сидел в полном одиночестве в часовне пророка Илии, находящейся на самой высокой точке острова, непрестанно молясь и постигая волю Божью.

Паломничество на Святую Гору и на остров Эгина

8 мая 1910 года, по благословению своего старца, он отбывает в паломничество на Святой Афон. Там отец Филофей поклонился святым храмам, монастырям, глубоко почитаемым образам, а особенно святым мощам. Он попросил встречи со святыми людьми, свел там несколько душеполезных знакомств, но был разочарован общим духовным состоянием афонцев.

Среди афонской братии он выделил старца Даниила Измирского – иконописца, Спиридона Кабанна – лавриотского врача, Герасима Лесбосского, Каллиника Афинского, а также святогорских духовников: Игнатия Катунакского, Матвея Каракалинника и некоторых других иеросхимонахов. Сам он писал, что если бы он нашел Святую Гору такой, какой он себе ее представлял, то там бы и остался.

Кроме того, отец Филофей обнаружил и две группировки: Боязьянов (это были македонцы, фракийцы, митилинцы, малоазиаты) и Мораитов (эпирцы и фессалийцы, уроженцы Додеканеса, Пелопоннеса,Кикладов и Крита).

Никто из духовных отцов не предложил ему поменять монастырь.

Приехав в Фессалоники и глубоко скорбя о положении города, он горячо помолился о скорейшем освобождении его от турецкого ига. По возвращении из города отец Филофей снова был арестован турками по подозрению в шпионаже и без всяких объяснений был заключен в темницу, огражденную колючей проволокой. Позже какой-то молодой человек освободил его. Таким образом, он поспешно отплывает на корабле и прибывает в маленький городок Волос, где ему удается встретиться со своими братьями.

В Пиреях он стал искать своего духовника, святого отца Нектария, который находился тогда на острове Эгина. И, наконец, он нашел его. Но в каком состоянии? Святитель рыл ямы, отец Филофей было принял его за рабочего монастыря! Отец Нектарий дал ему разного рода советы, опираясь как на собственный опыт, так и на слова святых. В сентябре 1910 года отец Филофей вновь оказывается на Сиросе, откуда отправляется на остров Парос.

Продолжение следует…

Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания “Пемптусия”.

Публикации