Похвальное слово на рождество Предтечи и Крестителя Господня Иоанна (Часть 1)

7 июля 2016

Святого Федора Студийского

Даже уподобясь некоему голосистому соловью, сладкоголосо поющему в весенние времена, наше слово смогло бы только в малой степени воспеть великий голос, рождаемый сегодня. Если же кто слаб голосом и сипл весьма, как сможет воспеть великую пророков славу, как восхвалит изрядную апостолов честь, как прославит чудесную мучеников дверь? Еще и на то обрати внимание, что в отношении прочих святых один другому сложил похвалы: больший — большему и смиренный — смиренному; этому же, ныне прославляемому, прежде иных — сам Христос Истина. Сказал ведь: «Из рожденных женщинами больший Иоанна Крестителя не восставал». Если же существует такая выдающаяся похвала великому Предтече в вышеуказанном слове, то разве понадобится кому-либо наше малословие, о желающий слушать? Нимало. Но мы, отдавая рабский долг и исполняя отеческий чин и словно освятившись от одного только поминания Предтечи, к дерзости своей приступили.

gene8pro-599x600

Распространяйся, <похвала>, далее, чтобы, празднуя рождения день, торжествовали не только мы, здешние, но и вся область духовного Иордана. Увидим чудесно происходящее сегодня, познаем бывшее с Захарией, уведаем бывшее с Елисаветой. Ибо не от безродных произошел родителей — чтобы уже поэтому стать Предтече великим — но от весьма знатных и славных. Ведь один, <отец>, словно некий Аарон, и по достоинству, и по сединам облачен в святительскую одежду: оплечник и подир, говорю, на груди, кидар и пояс — украшенные золотом, камнями, гиацинтом и виссоном. И так в Святая Святых входил по обычаю чина священнического. Другая же, <мать>, равна Сарре славой и даже более славна как состоящая в родстве с Богоматерью, ибо рождает, будучи бесплодной, по обету не Исаака, прозванного рабом Божьим, но Иоанна, названного любимым другом Господа. О бесплодное чрево, родившее такое дитя, о неплодная борозда, произрастившая такой колос! Того ради непременно и незамедлительно слова громогласнейшего Исайи следует неким образом отнести и к ней: «Возвеселись, неплодная, не рождающая; воскликни и возгласи, не мучившаяся», ибо процвела от пустой утробы чистая лилия, цветок духовного благоухания, благоносный сад воздержания. Явленного днем светильника Христова пришествия — Иоанна, богопосланного воина Небесного Царя, достойного невестоводца Христовой церкви, неумолкающего мученика подлинной Истины, Иоанна, громогласного проповедника покаяния, ангела Господня во плоти, вестника Агнца, берущего грехи мира, — не знаю, как его назвать, даже если к его имени присоединю и большее количество наименований. Ибо неким образом имеет он много имен и достоинств, стяжав совершенство более всех помазанников Господних.

Почитается же и рождение праотца Исаака, которого Сарра зачала и «родила сына на старость», сказав потом: «Кто возвестит Аврааму, что кормит Сарра дитя?», из-за которого «устроили большой пир» в день его отлучения от груди. Почитается и Самсон, рожденный Маною по обету, — и он от бесплодной родился, как сказано: «Не пьет вина и сикера и не ест ничего нечистого» и «он спасет Израиля от руки врагов». Помимо этих, не касаясь иных, вспомню Самуила, видящего будущее, родила которого, посвященного с младенчества Богу, многажды воспетая Анна от мужа своего Елканы. Но не получили они Иоаннова величия, возлюбленные, ибо одни <жили> до писанного Закона, другие — после того, как <дан был> Закон; Иоанн же, сын священника Захарии и дивной Елисаветы, явился цветком Христова пришествия, процветшим между Законом и Благодатью. Ибо воссияла духовная заря, предвещая восход «Солнца правды», пошел впереди воин, объявляя о пришествии царя, пришел невестоводец, возвещая приход Жениха. Кроме того, они <вышеназванные> пророчествовали или творили чудеса спустя некоторое время по своем рождении; он же еще во чреве носимый исполнился Святого Духа и предстал чудотворцем.

Итак, надлежало бы мне как-либо представить великое достоинство Предтечи в образе. Как некоего царя, который, выходя из царских палат, вначале имеет предшественниками неких охранников и жезлоносцев, потом же ипатов, епархов и чиноначальников, затем же некоего старшего над сановниками, с которым тотчас показывается непосредственно сам царь, сияя золотом и яркими камнями, — так же представляй истинного и единого Царя всех Бога нашего. Ибо когда следовало ему во плоти войти в мир, предшествовали ему патриархи — Авраам, Исаак, Иаков, затем отмеченный Богом Моисей, Аарон и Самуил, и все пророческое воинство. После же явился Иоанн, затем тотчас Владыко Христос, о котором сказал <Иоанн>: «Идущий за мной стал впереди меня, потому что был прежде меня». И последний по званию стал высшим во власти, как и указано. Таким образом, по истинному слову, великий Предтеча выше и пророков, и апостолов, и всех иных, за одними следуя, другим же предшествуя.

Но, раскрыв евангельский рассказ, услышим, что Гавриил Захарии обещает. «Явился, — сказано, — ему ангел Господень, стоя справа от алтаря кадильного, и, увидев его, смутился Захария, и страх напал на него». Потому страшно некое видение ангела и в страшном месте произошло, что «страшно ведь, — сказано, — это место. Это не что иное, как дом Божий». И не диво, что, будучи праведным, священник смутился, и страх напал на него, поскольку и Даниил, «муж желаний», увидев, устрашился, пал ниц и был бездыханен от безмерного сияния ангельского величия: «Явился ему, — сказано, — ангел Господень».

Продолжение следует…

Публикации