Старец Феоклит Дионисиатский, ученый святогорец XX века (1916 – 2006)

9 августа 2016

Дитя знаменитого Навпакта, это также и поросль и воспитанник монастыря Дионисиат, и похвала всего святогорского мира. Юноша приблизительно двадцати пяти лет, выпускник университета, который предварительно, согласно закону, отслужил в армии, следуя зову родины, снова встает в строй во время той ужасной войны 1940-го, как мужественный патриот сражаясь в первых рядах. До той поры у него не было призвания к монашеству. Однако Всеблагой Господь, Который избрал его от утробы матери, чудесным образом спас ему жизнь и одновременно даровал, как призвание, так и приглашение посвятить себя Богу. Он приносит обет в совершенном послушании. Одновременно с захватом нашей несчастной родины закованными в железо гитлеровскими войсками по необходимости была расформирована и наша регулярная армия. Таким образом, еще в разгар страшной войны юноша, как олень, устремляется в Сад Богородицы.

Скоро он узнает, что место его покаяния – монастырь Дионисиат, а его старец – ученый и знаменитый игумен Гавриил.

Святая Гора Афон, монастырь Дионисиат

Тот рассудительный и мудрый старец вскоре понял, что молодой послушник Феодор будет сосудом избранным, светом обители, да и не только ее, а всей Святой Горы Афон и вообще всей Церкви. А потому довольно быстро, когда тому был послушник. Он проходил послушания в поварне, в трапезной, в архондарике обители, в представительстве Монастыря как старший конака, на подворье Моноксилити и т.д. Не замедлил, однако, проявиться и его писательский талант. В данном случае он нашел поддержку в лице своего ученого и рассудительного старца Гавриила, который помогал развивать данный ему талант. Вначале после сурового испытания на низших послушаниях, по решению собрания обители старец ставит своего послушника начальником, а за тем и представителем монастыря при Священном Киноте.

К сожалению, та принесшая страдания война 1940-го, став причиной всеобщего упадка родины не обошла стороной и Афон. Достаточно лишь упомянуть, что девять из двадцати монастырей придерживались идиоритмии, что является примером серьезного упадка организованного монашества, несмотря на то, что и в этих идиоритмических обителях было по отдельности множество выдающихся монахов. Слухи о выдуманных и действительных скандалах были распространены в греческом мире в такой степени, что многими, и особенно, высшим обществом, наше священное место воспринималось неправильно.

По настоянию тогдашнего мудрого старца Гавриила монах Феоклит приступает к написанию своего первого значительного труда, книги, озаглавленной «Между небом и землей» («Μεταξύ ουρανού και γής» ). В этой книге настолько изящным литературным стилем представлена красота афонского монашества, что она не замедлила скоро дойти и до высшего политического руководства. В результате автор был награжден Афинской академией наук. И таким образом, молодой ученый способствовал как продвижению Святой Горы, так и появлению положительных отзывов о ней, и, более широко, о монашестве.

Однако эта книга была и хорошим началом. С тех пор этот приснопамятный ученый монах написал множество значительных трудов, а также статей во все почти христианские печатные издания, по приглашению многих официальных лиц прочел множество лекций. В 1963 году торжественно отмечалось тысячелетие Святой Горы Афон. По окончании торжественных мероприятий отец Феоклит был официально приглашен, как королевским дворцом, так и Афинским университетом. В то время мне, смиренному, случилось учиться в Афинах. Никогда мне не забыть его изумительные лекции в Афинской академии, в университете, в Апостольской диаконии и других местах. Аудитории был полны народа. В университет он был приглашен приснопамятным профессором Томадакисом, чтобы прочесть лекцию о Григории Паламе, в Апостольскую диаконию – афинскими профессорами богословия, которые из уважения сидели за скамьях как ученики и слушали какого-то монаха.

В рамках разнообразной деятельности важнейшей заслугой приснопамятного старца было участие в работе Священного Кинота, где на протяжении ряда лет он исполнял послушание представителя монастыря и протоепистата. Период 1965-1973 гг. был для Святоименитой Горы, да и для всего Православия временем страшного испытания. В этот период Патриархом был приснопамятный Афинагор. Я не могу судить имел ли он в виду именно то, что говорил, и был ли он крупным дипломатом. Но дипломатии нет места в лоне Церкви и прежде всего на догматическом уровне. В 1965 году он предпринял пресловутое снятие анафем, что является неприемлемым, поскольку предварительно не были устранены причины, вызвавшие раскол между Православной и Западной Церковью. Как будто не хватало этого, своими совершенно неправославными заявлениями, как например, «безусловное и безграничное соединение», «долой догмы», «догма противоречит любви» и др.,  он внес страшный соблазн в сердца верующих и особенно чувствительных святогорцев. Многие из возмущенных святогорцев прервали молитвенное поминовение Патриарха. Значительно число, и, причем благочестивых монахов, но простецов, совратились в зилотство, в каковом с тех пор и доныне пребывает монастырь Эсфигмену. Многочисленные протесты  раздавались из Греции, и отдельные с Афона. Однако официальным представителем этого священного места является Священный Кинот. В то время почти все представители монастырей были малообразованными. Но Божественный Промысл устроил так, что представителем монастыря в Кинот Дионисиат был направлен монах Феоклит. В то время сказать Священный Кинот и Феоклит –  означало одно и то же. Будучи чувствительным в вопросах веры, по его  инициативе с помощью заявлений и составленных самим же отцом Феоклитом писем Священный Кинот  взял на себя инициативу борьбы: с одной стороны, заявлять протест и обличать всевозможные отклонения, а с другой – просвещать благочестивых простецов-святогорцев, объясняя, что Церковь не погибла, как бесстыдно возвещали многие «зилоты», ставя при этом на повестку дня и вопрос совести о пребывании в Церкви. В качестве же выхода предлагали присоединиться к одной из многочисленных зилотских групп. Но одно дело – лица, а другое дело Церковь как институт. Инициатором этой борьбы был приснопамятный отец Феоклит…Патриарх Афинагор ушел. Его сменил на престоле смиренный Димитрий. Он успокаивает благочестивых отцов, однако остатки зилотства сохранились до сего дня. Желаю, чтобы нынешние обратили внимание и исправили ошибки старшего поколения, восстановив внутреннее единство.

Но как будто нам не хватало наших проблем, как появляется на сей раз Русская Церковь и в свою очередь сообщает нечто страшно: в 1970 году она приняла решение причащать папистов. Этот факт потряс весь Афон, учитывая, особенно, насколько серьезно на Афоне русское присутствие. В Русский монастырь часто приезжают русские архиереи и клирики, потом они путешествуют по всему Афону. Как мы будем иметь с ними общение? Как отец Феоклит, так и его приснопамятный старец, другая великая личность на Афоне, отреагировали молниеносно как в устных выступлениях, так и письменно, да и сам Священный Кинон заявил протест по настоянию отца Феоклита. К тому же во время одного из официальных визитов тогдашнего Патриарха Пимена, имевших место после принятого решения, приснопамятный Феоклит дерзнул в официальном приветствии осудить этот антиправославный шаг. Я еще помню между делом, как мой приснопамятный старец П. Харлампий, тогдашний игумен монастыря Дионисиат, во время посещения нашей обители русскими архиереями со всей простотой дерзнул вылить на них поистине холодный душ, обличая это деяние.

Полагаю, что скорой отмене данного решения способствовала в основном Святая Гора и особенно Священный Кинот по инициативе приснопамятного отца Феоклита.

В период 1989-90 гг. протоэпистатом Афона был отец Феоклит. В то время, пользуясь малочисленностью братии в Дохиарском монастыре, группа «монахов-зилотов» захотела захватить обитель по образцу монастыря Эсфигмен.  Они поселились в обители под видом служителей, имея при себе план, но как дохиарцам (некоторым старцам), так и представителям Священного Кинота… до этого и дела не было. Что, однако, не ускользнуло от внимания умнейшего протоэпистата. Он немедленно созывает собрание и направляет представительство в монастырь. Уже позднее выяснилось, что монастырь был на волосок, как говорится, от того, чтобы попасть в руки зилотов. Как признаются тогдашние представители монастырей, эта заслуга всецело принадлежит тогдашнему протоэпистату Феоклиту Дионисиатскому. Но я обязан затронуть еще одну серьезную заслугу приснопамятного старца. Когда отец Феоклит стал представителем  своего монастыря в Священном Киноте, девять из двадцати монстырей были идиоритмическими. Не знаю, как тяжело ему было и как он молился, чтобы принять дерзновение и пополнить братией эти обители, а также перевести их на общежительный устав.  Кульминация пришлась на время его служения в качестве протоэпистата (1984-85), когда мне, смиренному, случилось быть представителем монастыря, он мне первому возвестил весьма странное и смелое решение: «Я созову экзархию по поводу Ватопедского монастыря». Я в нерешительности отвечаю: «Геронда, но там же внутри осиное гнездо, как мы войдем туда?» А тот, с уверенностью полагаясь на Божию Матерь, отвечает: «Если так хочет Богородица, то Она нам поможет». И в самом деле, только величайшим чудом можно объяснить тот факт, что влиятельный, но пришедший в упадок Ватопедский монастырь превратился в образцовую общежительную обитель. И это с человеческой стороны в первую очередь – заслуга монаха Феоклита. Подобных заслуг у приснопамятного старца было много. Вы спросите о его оружии. А оружием его была вера и настоящая преданность нашей Госпоже Богородице, к Которой все свои годы он относился как к своей Мамочке и буквально обожал Ее. Также оружием Феоклита была умная и непрестанная молитва, которую он практиковал все годы. Он даже написал особую книгу, посвященную умной молитве.

К его заслугам относится и серьезная писательская деятельность. Помимо писем, статей и лекций, насчитываются более семидесяти его важнейший сочинений.  Упомяну лишь несколько из них, такие как: «Между небом и землей», «Григорий Палама», «Преподобный Никодим Святогорец», «Мария – Матерь Божия», «Ересь неоправославных», «Афанасий Ивирит» и т.д. Из-за недостатка места на интернет странице я завершаю рассказ (естественно глава Феоклит Дионисиатский на этом не заканчивается), упомянув о его старческой и преподобнической кончине.

Всем тем, что было сказано выше, я не собираюсь его канонизировать и не считаю его лишенным человеческих ошибок, а напротив, поскольку я прожил с ним много времени, я мог бы отметить многие человеческие ошибки. Однако честь Феоклиту в том что, он легко признавал и исправлял свои ошибки.

Свои последние годы он прожил на покое в кафизме святых апостолов, как раз напротив монастыря Дионисиат. Занимался он в основном молитвой, чтением и писательским трудом. Пища его всегда и во все годы была простой и зачастую безвкусной.

Незадолго до смерти подверглось испытанием его здоровье. Он вынужден был выехать с Афона для лечения, но закон тления распространяется на всех. Старец возвращается и окончательно поселяется внутри обители, живя примерной подвижнической жизнью. 7 января 2006 года, в день памяти покровителя монастыря святого Иоанна Предтечи, в радостный час, когда пелся полиелей Предтече, приснопамятный старец предал преподобную свою душу в руки Божии. Вечная ему память.

Автор: монах Иосиф Дионисиат

Публикации