Святой Порфирий: “Святые отцы не просили ни признания, ни даров”

6 декабря 2016

Продолжение, См. Предыдущую часть.

Мы переходим к публикации третьей части научного исследования профессора богословия Университета Аристотеля в Салониках г-на Анестиса Кеселопулоса о важности духовной жизни, как это отражается в учении старца Порфирия Кавсокаливита. Как уже упоминалось, статья была написана до канонизации старца, поэтому святой Порфирий именуется здесь «старец» или «отец».

porfirios

Любовь не приходит к “спящим или равнодушным”. Нужна борьба и, прежде всего, смирение. Здесь старец объясняет все предельно ясно: “Христос не будет любить нас, если мы не достойны Его любви. Чтобы полюбить нас, Он должен найти в нас что-то особенное. Ты хочешь, ищешь, стараешься, просишь, но ничего не получаешь. Ты готовишься приобрести то, чего хочет Христос, чтобы проникнуться благодатью Божьей, но она не может войти в тебя, когда в тебе нет того, что должно быть в человеке. Что же это такое? Смирение. Если в нас нет смирения, мы не в состоянии полюбить Христа. Необходимо смирение и самоотверженность в поклонении Богу”[20].

Сам Порфирий обладал истинным смирением, потому что чувствовал себя защищенным, пребывая в Божьей любви. Он жил в любви к Богу и для любви к Богу. И этого было более чем достаточно для него. Молитва до конца дней его была такова: “Что бы Ты не пожелал, Господи, что только пожелает Твоя любовь – я на все согласен. Я знаю, что я не достоин Твоей любви. Пошли меня, куда только любовь Твоя пожелает. Я согласен на ад, лишь бы я был с Тобой. Одного хочу я, одного желаю – быть с Тобой, где Тебе угодно и как угодно!” [21]

Это было истинным смирением, которое отличало старца Порфирия с детства и было свойственно ему до самой старости. Его автобиографическое наследие и исповедь каждым словом свидетельствуют об этом. “Теперь, когда я все вижу и понимаю, я чувствую себя очень кротким. То есть, как это получше объяснить… Бог защищает меня. Он посылает мне Свою благодать. Бог, даже таких грешников, как я, любит и хочет, чтобы они стали хорошими. Вот такое может сотворить благодать Божия. Верю, что я старая ржавая труба, через которую, однако, проходит живая и чистая вода, истекающая от Святого Духа” [22].

В то время как все те, кто знал его, понимали его святость, видели, что в нем есть что-то особенное и признавали, что ему дан дар Божий, сам он считал себя недостойным и греховным. Что касается Божьего дара, он считал, что он был дан ему Богом для того, чтобы он “стал хорошим”. “Я много раз говорил вам, что даров я не ждал, не хотел, не просил. Мои старцы ничего не говорили мне об этом. Такова была традиция. Они учили меня не словами, а своим отношением. Я все узнавал из жития святых и отцов, из Патерика. Отцы не принуждали меня, не искали признания, не искали даров. И я не искал дара притягательности, а желал только любви Христовой – ничего более. Дар, которым наделил меня Господь, дан мне, чтобы я стал хорошим” [23].

Единение с Христом, которое пронизывает все учение старца, является незыблемой основой его жизни и опыта, поэтому в основе этого единения лежит молитва. Личность Христа, которая придает смысл человеческой жизни, наполняет надеждой наше существование, укрепляет и направляет молитву старца. Вот что, в частности, он отмечает: “Просите: “Господи Иисусе Христе, помилуй мя!”. Знает Он, как пожалеть вас. Сразу же начнет действовать благодать Его” [24]. В совершении молитвы имеет значение не ее продолжительность, а ее сила. Помолитесь пять минут, но пусть эта молитва будет исполнена любви к Богу. Кто-то может молиться целую ночь, кто-то – всего пять минут, и эта коротенькая молитва может стоить большего, чем та, которая совершалась всю ночь. Это, конечно, таинство, но так оно и есть” [25].

Отец Порфирий понимал, что благодать Божия может побудить к истинной молитве, так как ” никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым. ” [26]. Молитва в сознании старца является “ключом к духовной жизни”. Он подчеркивает, что человек, имеющий отношение к Христу, все свои трудности вручает Ему. Таким образом, сложности и невзгоды превращаются в молитву. Потому что все заключается в духовной жизни [27]. Все освящается: и добро, и трудности, и материальное, и духовное. Нужны только любовь и пламя молитвы вне переживаний и напряжения, а с верой в любовь и Божье провидение. [28]

Таким образом, отец Порфирий делает упор на то, что нет никакой нужды в принуждении себя к сосредоточению в молитве. Лишь одно благословение: “Господи Иисусе Христе, помилуй мя”, в нем отцы Церкви видели наиболее действенный способ молитвы. Он говорил, что сами по себе методы и приемы не в состоянии обеспечить этого, а лишь благодать Божия [29]. Благословению не может научить никто: ни книги, ни старцы. Единственный учитель – Божественная благодать. Только Святой Дух, только благодать Божия может внушать надежду… Если вы не попадаете в атмосферу благодати, вы не можете молиться” [30].

Таким образом, подтверждается тот факт, что искание и приобретение благодати Божией было его единственным желанием, единственной целью его жизни. Это он советовал и тем, кто обращался к нему, потому что, как он считал, “это суть духовной жизни”. Стремление к объятию Христа он считает “искусством искусств”. “Когда придет Христос, мы получим все. Христос преобразит все внутри нас. Он принесет радость, смирение, любовь, молитву, поднимет настроение. Благодать Христа возродит нас. Христос даст нам все” [31]. Тогда человек станет другим. Все его чувства будут исполнены Духом Божьим. Об этом свидетельствует старец, опираясь на личный опыт прихода к нему Божественной благодати [32]. Ведь любовь, смирение, послушание и все добродетели в целом являются не целью духовной жизни, а условием обретения человеком благодати Божией с помощью Святого Духа [33].

Отец Порфирий советует вести непрестанную борьбу для того, чтобы наша духовная жизнь была направлена на соединение со Христом, а не на стремление победить зло. “Нет необходимости иметь дело с шипами … вы отдайте свою внутреннюю силу на благо хорошего, Христу” [34]. Это высказывание старца согласуется с посланием апостола Павла: “отвращайтесь зла, прилепляйтесь к добру”. [35] Здесь, безусловно, опытный старец не отрицает существования дьявола или появления страстей в жизни после падения человека. Он просто хочет подчеркнуть, что духовная жизнь не может ограничиваться лишь запретами или отрицанием чего-либо, а, прежде всего, иметь позитивную перспективу и настрой.

Ссылки:

20. Старец  Порфирий, Житие и Слова, стр. 238.

21. Там же, стр. 217.

22. Там же, стр. 507.

23. Там же, стр. 505.

24. Там же, стр. 287-288.

25. Там же, стр. 273.

26. 1 Кор. 12:3.

27. Старец Порфирий, Житие и Слова, стр. 256.

28. Там же, стр. 275-276.

29. Там же, стр. , 262.

30. Там же, стр. 256-257.

31. Там же, стр. 286.

32. Там же, стр. 462-463.

33. Там же, 256-257.

34. Там же, стр. 287.

35. Рим. 12:9.

Продолжение следует…

Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания “Пемптусия”.

Публикации