Страница доступа для пользователей с частичной или полной потерей зрения
Α-
Α+

«Потомство мое прошу брать мой пример»

История - 22 Декабря 2011

Он прям и смел в грозе военных споров,
Страны, подобной нашей, в мире нет.
Вперед, друзья! Так говорит Суворов,
Ваш прадед в деле славы и побед.
В.А. Рождественский («Памятник Суворову» 1941 г.)

Генералиссимус Александр Васильевич Суворов – человек, вошедший в историю не только как легендарный непобежденный полководец, обладатель всех орденов и званий своего Отечества и некоторых европейских держав, но и как феномен национального сознания, сохранивший цельность образа, практически не подвергшегося девальвации.

Впрочем, судьба исторической памяти о великом графе Рымникском и князе Италийском не была легкой, как и сама его знаменитая жизнь. Однако в данной работе мы не будем касаться истории подвигов, побед Александра Васильевича, а попытаемся проследить, как изменялось отношение к нему, менялся его портрет в сознании потомков.

Cуриков Василий. Портрет генералиссимуса Суворова 1907

Следует начать с того, что сам Суворов, удивительно спокойно и уверенно высказывался о судьбе своего наследия. Так, в одном из своих писем, 28 декабря 1794 г., он писал:

Жизнь столь открытая и известная, какова моя, никогда и никаким биографом искажена быть не может. Всегда найдутся неложные свидетели истины, а более всего я не требую того, кто почтет достойным трудиться обо мне, думать и писать. Сей есть масштаб, по которому я желал бы быть известным.

Тем не менее, наверно, это была бы не суворовская история, если бы всё было в ней гладко. Взгляды на место и роль Суворова в отечественной и мировой истории менялись, порой делая его объектом идеологических войн, причем, они эволюционировали параллельно трансформации самого российского общества.

До революции 1917 года, Суворов виделся не иначе как военный гений и национальный героя, православный христианин, который, все же, не мог соперничать со славой государя, направляемого божественной волей, а значит, заведомо величественнее. Именно отсутствие «политизации», позволили в этот период создать первые исследования и публикации, в целом объективно отражающие личность полководца.

Беспристрастность взгляда позволила увидеть в Суворове не только полководца, но и помещика, крупного землевладельца, внимательного барина, бережливого, даже скуповатого хозяина, следившего за своими имениями и крепостными, решавшего их судьбы. В этой связи огромный вклад в дело написания подлинной суворовской истории внесла работа А.Ф.Петрушевского «Генералиссимус князь Суворов», раскрывавшая практически все стороны его жизни.

Как бы то ни было, фундамент будущего образа полководца включил в себя не только плоды биографических изысканий, но и массу небылиц. Над этим потрудились сами же публицисты. Ещё в 1827 году Е.Фукс издал «Анекдоты Князя Италийского, графа Суворова Рымникского», видимо самое большое издание легенд (не всегда недостоверных) об Александре Васильевиче.

Кроме этого, до революции обходили пониманием суворовские чудачества, направленные против аристократического засилья, дворянского самодовольства и самодурства, поэтому их сущность оставалась не раскрыта.

С падением самодержавия, образ полководца, защищавшего трон, оказался не нужен власти. Поэтому советские исследователи, пропагандисты довоенного периода либо не считали актуальным изучение и популяризацию исторического наследия А.В.Суворова, либо делали акцент на его «жандармской» роли в подавлении пугачевского бунта и разгроме польского восстания в 1794 году.

Великая Отечественная война породила жгучую потребность в обращении к исторической памяти, возрождении героических традиций. Наряду с Александром Невским, Дмитрием Донским, М.И. Кутузовым и прочими, произошло восстановление статуса и Суворова. После длительного перерыва появились труды, посвященные военному искусству полководца, биографии, таких авторов как К.Осипов, А. Н. Боголюбов, Л. Раковский, И. И. Ростунов и др., публикации архивных документов («Суворовский сборник», «Суворов в письмах»). Но работы советских историков все же обладали определенной тенденциозностью, они делали акцент преимущественно на военно-патриотических аспектах биографии. «Глазомер, быстрота, натиск» – вот три кита, на которых держался советский образ Суворова, из него были вычеркнуты христианские корни добродетели и уникальных душевных качеств. К примеру, в великолепном, несмотря ни на что, фильме 1940 года «Суворов» Всеволода Пудовкина и Михаила Доллера с Николаем Черкасовым в главной роли (единственной экранизации подвигов генералиссимуса), Александр Васильевич предстает чуть ли не бунтовщиком.

Кадр из фильма Михаила Доллера и Всеволода Пудовкина "Суворов"

Конечно, в массовом сознании советского человека помещичьим и православным чертам личности Суворова места не было. После развала СССР судьба исторической памяти о Суворове разделилась на российскую, и зарубежную.

В современных российских условиях, когда обычной тенденцией стало перекрашивание исторических портретов, личность А.В.Суворова стоит особняком, неким неприступным бастионом, даже в 90-е гг., в период обесценивания образцов прошлого, не появилось в широком потреблении товаров, брендов, использующих имя великого соотечественника. Можно, правда, считать «эксплуатацией» исторической памяти использование псевдонима «Суворов» публицистом Виктором Резуном, который в сознании некоторых затемнил образ подлинной личности. Также игрой с образом Суворова было его «участие» в рекламе банка «Империал» (где он сохранил устоявшийся образ) и кинофильма «Лейтенант Суворов». Как же это далеко от почтительного наименования броненосца, крейсера и пр. в честь великого полководца!

В последнее время, в связи с возрождением некоторого интереса государства к патриотическому воспитанию, интерес в Александру Васильевичу серьёзно возрос. Публикуются исследования, выходят передачи, документальные фильмы, аудиокниги и прочее. К примеру, в 2009 года в преддверии 180-летия со дня рождения телеканал «Звезда» выпустил восьмисерийный документальный фильм «Александр Суворов. Все битвы генералиссимуса».

Это первая серьёзная попытка представить цельный образ прославленного героя, в основу которой было положено фундаментальное исследование Петрушевского с привлечением некоторых современных историков. Данный фильм интересен ещё и тем, что вызвал некоторое оживление современной дискуссии по поводу справедливости образа непобедимого героя. Оговоримся сразу, российские борцы с «суворовским мифом» не являются профессиональными историками, исследователями, однако, определенный слепок массового сознания в их публикациях можно проследить. Одним из таких «борцов» с мифами можно считать Сергея Баймухаметова, который в статье «Величие и слава Суворова – исторический официозный миф» на сайте «Свободной прессы» попытался доказать «незначительность» суворовских достижений и создание выгодного власти образа полководца. В научном сообществе подобные выпады даже не рассматриваются.

Вместе с тем, мифологизация в образе существует и скорее всего существовала всегда. На современном этапе он отличается, в частности, подчеркиванием религиозности полководца, акцентом на красочных и выразительных эпизодах его биографии, что во многом связано с воспитательными целями, а также спецификой современных СМИ.

Нужно далее также отметить, что далеко неоднозначным является отношение к Суворову в бывших союзных республиках и за рубежом. Построение своей собственной, независимой государственности нередко приводит к оголтелой борьбе с символами имперского величия. Казалось бы, Украина, которая располагается во многом на землях, отвоёванных в результате русско-турецких войн, где взошел военный гений Суворова, должна почитать его как национального героя. Однако, для новой Украины имя победителя турок и прочих врагов Отечества становится чужим. Музей полководца в Очакове ликвидирован, в Измаиле с 2004 года закрыт на ремонт.

В Беларуси, также обязанной Суворову освобождением от панской Польши, тоже находятся авторы, обвиняющие его в кровожадности, жестокости, а ещё в «экспорте» крепостного права на белорусские земли.

Традиционно враждебное отношение к Суворову в Польше, потерявшей свою независимость в результате польской кампании 1795 г., даже в целом умеренный историк Хероним Граля, в упомянутом выше документальном фильме телеканала «Звезда», не удержался от эмоциональных высказываний. Поляков можно понять, а вот могут ли они понять события минувших лет, это вопрос.

Из стран зарубежья наиболее крепкая память в Приднестровье, где Суворова считают основателем г.Тирасполя и национальным героем, а его портрет изображен на государственной валюте.

Я. Дружинин, Ю. Чистяков. Памятник Суворову А.В., 1979 бронза

Нельзя не сказать и о Швейцарии, которая по существу была освобождена от французских оккупантов русскими войсками, и где в честь 200-летия Швейцарского похода был установлен памятник в деревне Эльм и существует множество памятных знаков в местах, связанных с пребыванием Александра Васильевича.

Однако, в целом, несмотря на противоречия, единство в понимании места и роли А.В.Суворова в истории братских славянских народов сохраняется. Подтверждением этого может служить прошедшая 13 ноября 2010 года в г. Кобрин (Беларусь) научная конференция, приуроченная к 280-летию со дня рождения великого русского полководца.

В заключение скажем, что образ А.В.Суворова, все же, не избежал определенной мифологизации, как ревностными почитателями, представляющими его практически святым, так его врагами, пытающимися нивелировать победы и добродетели, сделав его заурядным генералом, пролившим реки крови. Впрочем, такова участь всех великих людей, ставших легендами. Но даже среди них Суворов стоит особняком, сохраняя цельность, оставаясь до сих пор непобежденным.

Крейцингер Й. Портрет Александра Васильевича Суворова в мундире

В чем же причина такой поразительной, многовековой стойкости образа А.В.Суворова? На наш взгляд, это связано со следующими аспектами его личности и биографии. Во-первых, для него характерна отстраненность от политики (он никогда не вмешивался в придворные интриги и не искал власти). Во-вторых, он никогда не был тупым инструментом государевой воли, механизмом системы, всегда имел своё, независимое мнение и принципы, следовал им, отстаивал их до последнего. В-третьих, Суворов был знатоком человеческой души, солдатской, в частности, обладал глубоким природным умом и искренней религиозностью, а поэтому находил с людьми общий язык и понимание. Не стоит, конечно, забывать и то, что ему просто повезло. Он оказался в нужное время в нужном месте, получил возможность создать такой образ, какой он мечтал создать, подобно своим «друзьям» – Цезарю, Ганнибалу и пр… Такое уникальное сочетание качеств позволяет сохранять интерес, уважение и любовь народа к Александру Васильевичу и в третьем тысячелетии.

Автор: Андрей Клюшев

Valid CSS!