Страница доступа для пользователей с частичной или полной потерей зрения
Α-
Α+

Основы и путь христианской жизни (Часть 3)

Богословие - 01 Апреля 2015

Окончание, См. Часть 2.

Но все же, в чем заключается особенная черта Православия? Христианство неотъемлемо от триадологического догмата. Без него нет Христианства, нет Православия. Поэтому настойчивость Православной Церкви на правильном исповедании этого догмата не является только предметом веры, но и вопросом жизни. Фундаментальный принцип христианской нравственности заключаются в любви. Этот принцип выражен в Триадологическом догмате: Триединый Бог, Единый Бог в трех ипостасях, Бог есть любовь. Триадологический догмат одновременно и в полном объеме показывает нам фундаментальный принцип христианской нравственности – любовь, которая характеризирует полноту христианской жизни.

Вместе с тем, известная ересь «Филиокве» (Filioque) имеет прямое влияние на способ понимания личности, общества и межличностных отношений. Данная ересь, плод западного образа мысли и западного богословия, подчиняет личность сущности. Так имеем богословское оправдание умаления ценности личности и ее подчинение безличностному целому. В этом духе легко объясняется общая тенденция касательно гомогенизации общества, как и полемика вокруг нее, касательно предоставления индивидуальных прав тем самым искажает истину личности.

Православие объединяет веру и дела, истину и жизнь, приобщение к закону и благодати. Поэтому имеет одновременное выражение: «жизнь во Христе» и «жизнь согласно воли Христовой». «Жизнь во Христе» – это новая онтология. «Жизнь согласно воли Христовой» – это новая нравственность или новая аскеза. «Жизнь во Христе» – это внутренняя сторона «жизни согласно воли Христовой», ее основа и индикатор. «Жизнь согласно воли Христовой» – это внешняя сторона или жизненное ее проявление. Без «Жизни согласно воли Христовой», т.е. без подражания Христу и соблюдения его заповедей, не может сохранится «Жизнь во Христе», т.е. пребывание верующего в Церкви как Теле Христовом.

Подражание Христу и соблюдение Его заповедей не должно пониматься как внешнее выражение или характерный процесс, но как эмпирическое явление и орудие веры, которые достигаются с помощью Благодати Божьей и воли человека. Человек призван к подвигу подчинить полностью свою волю воле Христовой, подобно как и Он, как человек подчинил свою волю человеческую воле божественной. То, что объединилось в личности Христа, должно произойти так же в личности каждого верующего. Здесь мы ясно видим особенную значимость Христологического догмата для христианской нравственности.

Осуждение ересей монофизитства, моноэнергизма, монофелитства дает прочную гарантию, чтобы избежать подобных нравственных заблуждений. Как Христос, имеющий две природы, две энергии и две воли (божественную и человеческую), подчинил божественной человеческую, так и христиане, которые по благодати становятся «причастниками божественной природы», призваны подчинить божественной воле и энергии свою человеческую волю и человеческую энергию. Верующий человек, посредством подвига, должен уподобится своей жизнью жизни Христовой, чтобы встретились его воля и энергия с божественной волей и энергией.

Путь христианской жизни заключается в освящении человека, результатом которого является его обожение в Церкви, которая ведет в Царствие Небесное. Там святые не только видят славу Божию, но и являются ее участниками, поскольку энергия Божья и святых – одна и та же. Это непостижимое единство с Богом и непреодолимое величие становится для человека очевидной причиной, почему человеческая синергия призвана преодолеть человеческие возможности. Верующий призван отречься от самого себя и последовать за Христом «куда бы он не пошел».

Этот путь можно пройти вместе со Христом, исполняя его божественные заповеди. Степень исполнения заповедей Божиих человеком видна от любви его к Богу. Невыполнение заповедей Божиих и преданность дружбе с этим миром и сладострастиями показывает степень отдаления человека от Бога. Но насколько больше любовь к Богу, настолько в полной мере и точно исполняются его заповеди.

Однако здесь надо подчеркнуть, что исполнение заповедей не отменяет греха, но сохраняет человека в теле Христовом и в свободе предоставляемой Духом Святым. Преподобный Марк Пустынник характеризирует заповеди Божии как заповеди свободы и замечает, что они «даны нам, чтобы хранить нашу свободу». Мистическое участие в смерти и в воскресении Христовом освобождает человека от греха и вводит его в свободу Духа.  Пребывание христианина в теле Христовом и духовное совершенствование в свободе Духа Святого зависит только от его воли.

Но по всему видно, что человеческой воли недостаточно для осуществления этого. Человек часто хочет соблюдать заповеди Божии и жить в свободе Духа, но не может этого достичь. Его стремление к добру уступает тягостям этого мира, а склонность ко греху, приводят ко злу. Не делает то, что хочет, но увлекается тем, чего не хочет. В чем причина?

Причина данного феномена заключается в окружающей среде, в склонности человеческой природы ко греху и отсутствии опыта, чтобы разорвать с духом «мира сего». Как правило, крещение совершается в младенческом возрасте и исповедание веры читается восприемником. Следовательно, крещенный в младенческом возрасте воспитывается в секуляризированном обществе, которое со временем забыло много очевидного в христианской жизни. Воспитание его проходит в духе сомнительного содержания и не имеет гарантии, что будет воспитан в христианском духе. Так, человек, который находится в Церкви и был крещен в младенческом возрасте, растет приученным к образу жизни и социальным тенденциям, которые далеки или противоречивы христианской жизни.

Христианская жизнь, ведомая Духом Божиим, в этом мире кажется парадоксальной и несопоставимой. Поэтому привычка от бездуховной жизни «мира сего» создает отрицательную ситуацию в формировании христианского сознания и согласования воли верующего с волей Божией. Но неучастие верующего в новой жизни, которая освящена таинством крещения, отдаляет его от Бога и создает ситуацию относительного безбожия, которая только покаянием и горячей молитвой ко Христу может исцелить его.

Покаяние и возвращение человека ко Христу и на путь соблюдения Его заповедей являются главными требованиями христианской жизни. Христианин, который сбился с пути, не осознает свою религиозную идентичность и продолжает бездуховную жизнь, должен вновь обрести самого себя, снова вернуть к жизни действие божественной благодати, которую принял во время крещения, и которая никогда не прекращала в нем пребывать. Это означает, что необходимо обратится к своему сердцу, которое является центром его бытия, естественной основой его разума и местом встречи с Богом.

Такой процесс является сложным для человека и требует настойчивой и трудоемкой работы, в зависимости от его духовного состояния. Необходима борьба со страстями и пороками, которыми была наполнена прежняя жизнь человека. В результате этой борьбы человек достигает бесстрастия, которое не является патетическим умерщвлением, т.е. подавлением духовных или физических сил, а их переориентацией к добру. Человеческая природа была сотворена «весьма хорошо»[1] Богом. Но в результате злоупотребления человеческой волей страсти стали противоестественным отклонением. Поэтому человек нуждается в исцелении и возобновлении сил, как то предначертано его природе. Настоящее бесстрастие – это состояние человека, когда он максимально обращен к добру.

Воля человека находится в основе аскезы на пути к достижению бесстрастия. Человеческая воля видимо ограничивает развитие человека как личности. Она как нерушимая стена между человеком и Богом. Она блокирует человека в самом себе, препятствует его сердцу открыться и вместить в себе Бога и ближнего. Если не будет преодолено это препятствие, то человек не в состоянии обновится и жить в свободе Духа Святого. Поэтому христианская жизнь неразрывно связана с аскезой. Пост, бдение, молитва, самообладание, послушание, борьба со страстями, т.е. вся духовная борьба, которая касается не только монашествующих, а и всех христиан без исключения.

Вместе с тем, православная христианская жизнь неразрывно связана с исихией. Православный аскетизм нашел свое развитие в исихазме. Исихия согласно православному учению – это состояние человека не бесплодное и патетическое, а живое и созидающее. Внутренняя исихия как исихия сердца достигается «внутренним постижением и трезвением», это необходимо каждому, кто желает спасения. Если верующий не проникнет в свое сердце, не очистит и не вернет свой рассеянный ум, дабы исцелилась его поврежденная природа, не сможет найти истинного самого себя и Бога. Но лишь когда он проникнет в «сокровенная» своего сердца, тогда обретает не только истинного себя, но и Бога, потому что одно и тоже есть сокровенное сердца и небес, «где в одном он увидит и то и другое».

Исихия является квинтэссенцией духовной жизни, но сегодня стало проблематично ее достижение не только простому верующему, живущему в этом мире, но так же и монашествующему. Повседневная рутина, стремительность многосложных процессов, окружающая среда, разобщенность общества — все это в едином духе секуляризации формируют новый тип человека, как «человека социологического» (homo sociologicus), который управляется нитями общества и истощается его влиянием. Секуляризация проникает в сознание человека и влияет на его структуру. Этот человек имеет одно измерение и раздробленность, которые отдаляют его от поиска главной истины и ограничивается лишь теми истинами, которые предлагают наука и технология.

Христианская жизнь имеет безграничную глубину, высоту и ширину. Основывается на глубине человеческого сердца, возносится к бескрайней божественной жизни, обнимает все сотворенное. Она преодолевает все национальное, расовое, социальное, культурное и политическое и свидетельствует об универсальности и глобальности личности. Она никого не покидает и обращена к смиренным, бедным, презираемым. Она связана с эсхатологическим призванием человека, а не с его социальной ценностью.

Укрепление секуляризма в наше время невообразимо затрудняет жизнь по Евангелию Христову. Но не все зависти от человека. Чтобы не происходило, Евангельское слово не теряет свою силу и не подражает «миру сему». Воплощению Евангельского слова в жизни не способствуют ни научные исследования, ни богословские теории, как бы они не были актуальны, особенно в наши дни. Прежде всего необходим жизненный опыт и желание человека остаться верным Евангельской истине.

В  Отечнике Отцов Пустынников есть изречения:

Скитские отцы спросили:

– Что мы сделали?

Авва Исхирий ответил:

– Мы соблюли заповеди Божии.

Тогда они снова спросили:

– Что будут делать те, которые прейдут после нас?

Авва сказал:

– Они будут делать наполовину меньше, чем мы.

Они снова спросили:

– Что будут делать те, кто прейдет после них? И Авва ответил:

– Они ничего не смогут сделать, их постигнет искушение и будут подвержены напастям, но они окажутся больше нас и больше отцов наших.

420410_401750783225212_14214351_n

Ссылки:

[1] Быт. 1:31

Источник: Журнал Богословие («ΘΕΟΛΟΓΙΑ»), 1/2011.

Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания “Пемптусия”.

Valid CSS!