Cтарец Симон Арванитис (часть 1)

24 декабря 2011

Старец Симон Арванитис был родом из Триады на острове Эвбея, откуда отец его, Афанасий Арванитис, переехал, пооселившись в деревне Кукуваунес в Аттике (нынешняя Метаморфоси), где женился на его матери Кириаки. У супругов родилось четыре сына: Иоанн, Панайотис (позднее старец Симон), Димитрий и Константин.

Панайотис родился в первый день нового 1901 года и, когда рос, помогал отцу в разных работах. В возрасте тринадцати лет он стал странствующим зеленщиком и безропотно поднимал мешки по 80-85 килограмм. Иногда трудился в садах, на виноградниках и в полях, без труда выполняя тяжелую работу, поскольку обладал огромной физической силой. Сам он рассказывал, что играючи управлялся с мотыгой, как какая-нибудь девчушка со своим совком. Во время перерывов на отдых он сразу же открывал «книгу Христову», как называл Евангелие, и читал. Любовь к Богу обитала в его сердце с самого нежного детского возраста.

По рассказам брата, по субботам Панайотиса теряли из дома. Едва закончив работу, он уходил в деревенские часовни для молитвы и чтения. Возвращался лишь вечером в воскресенье и тогда же принимал пищу. Целые сутки он воздерживался от еды. Когда не ходил в часовни, то по первому удару колокола будил всю семью, чтобы идти в церковь. Если кто-то сразу не вставал, то он грозился, что выльет на него стоявший рядом кувшин с водой.

Монашеское призвание

Панайотис неоднократно бывал на Святой Горе. В одно из своих посещений в Кавсокаливии он встретился с митрополитом Нектарием Кафаласом, будущим святителем Нектарием, и когда он брал у него благословение, то святой взял его за руку и сказал, что он станет духовником и спасет множество душ. Панайотис и два его сердечных друга приняли решение тайно оставить свои семьи и пойти подвизаться. Так в 1925 году они направились на Эвбею, где затворились в пещере, не имея никаких припасов, одежды или пищи. Друзья его выдержали лишь два дня, после чего решили вернуться домой. Панайотис же, услышав об их планах, до того, как они проснуться, ушел в монастырь святого Харлампия в Левке в Авланарие. Там он стал подвизаться в пещере святого Григория, где течет святой источник, и молился там день и ночь. Когда местный митрополит узнал о нем и его строгом подвиге от людей, приходивших за святой водой, то попросил найти его и немедля простриг в монахи с именем Симона. в монастыре святого Харлампия. Но отец Симон снова затворился в пещере и ничего не вкушал. Его неоднократно находили пастухи истощенным от голода, лежавшим на земле и относили в монастырь, но он снова уходил оттуда. Позднее он сам рассказывал: «В пещере святого Григория я выпивал один стакан святой воды в день после захода солнца тридцать дней. Я потерял весь свой вес, так что весил примерно тридцать килограммов». В конце концов вмешался митрополит и вынудил его жить в монастыре. Послушание у него было – возделывать сады, где трудясь, он поражал всех своей огромной физической силой. Когда он работал в саду, у него в помощниках был один парень, который как-то раз тяжело заболел. Когда отцу Симону сообщили об этом, он отложил в сторону мотыгу и отправился молиться в горы. Но едва он отошел, как отцы позвали его назад, потому что парень выздоровел. Это был первый пример действенности молитв старца.

Видя его добродетели, митрополит, несмотря на собственные возражения отца Симона, в 1936 году рукоположил его в священники и стал направлять служить литургию в разные церкви. Господин Д. Кулуридис рассказывает, что в его деревню Климатари на Эвбее отца Симона часто присылали совершать литургию. Однако как-то зимой прошел такой снегопад, что дорогу завалило посредине. Увидев, что священник еще не прибыл, местные жители стали искать его и обнаружили под снегом, где он молился с высоко поднятыми руками. Несмотря на то, что окоченел и с трудом отходил от холода, отец Симон не отставил деревню без Божественной литургии, а в следующее воскресенье, вопреки снегу и морозам он снова пришел служить.

В 1942 его направили духовником в Преображенский монастырь. Там рядышком есть небольшая церковка святых небесных сил бесплотных. В 1943 году накануне праздника святым небесным силам случилось поразительное чудо. На праздник собралось множество народу, причем тогда, когда всех косил голод, а это происходило во времена немецкой оккупации. Увидев столько народу на всенощном бдении, старец велел приготовить еду. А был лишь мешок с луком. Он дал распоряжение почистить все, сам же в это время начал молится. Вдруг огромный заяц, как ягненок спустился с горы и сам вошел в поварню. Так чудесным образом был приготовлен обед для всех, и осталось еще и для монастыря.

В 1946 старец решил уехать из Кимы в Афины из-за серьезных проблем с глазами. Едва приступив к обязанностям священника на приходе святой Варвары, он решил построить более просторный храм, потому что старый не вмещал всех желающих. На этом пути он встретился с многочисленными трудностями и выдержал серьезную брань по причине отсутствия денег и клеветы за свое начинание. Сама святая явилась старцу и пообещала, что поможет ему. И в самом деле, когда заканчивались деньги, неожиданно находились люди, которые жертвовали необходимую сумму на продолжение работ. Закончив строительство, старец подал прошение об уходе за штат, потому что болезнь глаз усиливалась, и он желал основать собственный монастырь. С великой скорбью прихожане прощались с ним, потому что полюбили его, а он, в свою очередь, стал за эти годы им отцом.

Строитель монастыря святого Пантелеимона в Пендели

После усиленных поисков места для монастыря старец остановился на параклисе святого великомученика Пантелеимона в Пендели, который принадлежал монастырю Петраки. Добившись согласия игумена монастыря Петраки Харлампия Василопулоса, он начал с постройки одной кельи, сарая и пекарни рядом с существующим параклисом. Но диавол ополчился на старца за основание монастыря. Он явился старцу и сказал ему, что будет с ним воевать до конца и не даст ему устроить монастырь. И действительно, местные пастухи угрожали старцу своими посохами, говоря, что это их место. Дело слушалось в суде, и старец был оправдан. Духовные чада старца помогали ему копать ров под фундамент обители. Строительные материалы они привозили на ослике издалека, потому что дороги не существовало. И как будто не хватало этого, когда копали всегда дул такой сильный ветер, что пылью застилало глаза. Несмотря на неблагоприятные обстоятельства, келья, пекарня и сарай были закончены, а также построены кельи для монахов, которые придут, как говорил старец, равно, как и гостиница.

Строительный подрядчик и родственник старца Георгий Пандазис рассказывает: «На строительство монастыря у нас было пятьдесят тысяч драхм. В какой-то момент я собирался отказаться от подряда, потому что не мог найти рабочих. Никто не хотел приходить работать так далеко. Но во сне я увидел святую Варвару, которая пообещала, что поможет нам. И в самом деле, на следующее утро ко мне домой пришло десять рабочих, изъявивших желание поработать в монастыре, потому что они остались без работы». И Георгий продолжает: «Когда мы положили плиту и приготовили половину грунтового раствора, то обнаружили, что у нас закончилась вода. Мы брали ее из маленького колодца, который ископал старец в котловане, но там было очень мало воды. Мы изложили нашу проблему старцу Симону, и он нас уверил, что как только мы съедим то, что он приготовил, будет и вода. И хотя было лето, пока мы ели, разразился сильный дождь с градом и наполнил водой ров глубиной два с половиной метра. Когда завершилась также и постройка гостиницы, я увидел, что потратил всего лишь сорок девять тысяч пятьсот драхм. Строительные материалы оплачивал отец Симон, и они стоили сорок девять тысяч пятьсот драхм. Это чудо, что такие большие по объему работы, стоили так мало».

Когда начал приходить во множестве народ, вокруг монастыря распахали поля, где возделывали различные садовые культуры для братии и паломников. Старец было весьма гостеприимен и настаивал, чтобы все брали что-нибудь себе в благословение. Удивительным было и благословение, которое имел монастырь. Продукты в нем никогда не переводились. Такая открытость и гостеприимство старца стали причиной того, что в обитель приходило множество народу, и спаслись многие души. Старец хотел, чтобы к нему приходили все, а он помогал им в их затруднениях и вел по пути спасения. Старец Иаков Цаликис с Эвбеи весьма уважал старца Симона и приходил к нему в обитель за благословением.

Ученик старца Симона, отец Зосима в одной из своих книг о старце пишет:

«Много раз я оставался спать рядом с ним, чтобы заботиться о нем, потому что он уже не видел, и я слышал, как он разговаривал. На вопрос, с кем он общается, старец отвечал:

– Ты думаешь, что я сплю? Всю ночь идет народ.

А в другой раз одна женщина сказала мне, что накануне вечером он призвала имя старца для решения какого-то своего вопроса, и тот пришел к ней домой, разрешил проблему и исчез. Я ответил ей, что это невозможно, потому что вечером я закрываю келью на ключ, который держу у себя, чтобы по необходимости старец будил меня, а я сопровождал его, поскольку он может обо что-нибудь удариться из-за слепоты. Тогда старец кричит из своей кельи:

– Зосима, ты говори все, что хочешь, а я вечером уйду отсюда.

Однажды поздно вечером, уже за полночь, он попросил меня принести епитрахиль. Я принес ему, он надел ее, как был лежа, и стал молиться. Долго молился. Примерно без пятнадцати час из Пендели пришел разъяренный один наш знакомый. Он был в гневе и кричал:

– Сегодня я убью человека. Я совершу преступление.

И старец заставил его склонить голову под епитрахилью, чтобы прочесть молитву. Но другой стал протестовать, желая исповедаться первым. Тогда старец открыл ему, что не нужно ничего рассказывать, потому что он все это видел с того момента, когда тот начал ссору в доме.

Следующая часть …»

Автор: Катерина Барвака (Κατερίνα Μπαρδάκα), Афины, март 2009.

Публикации