Митрополит Григорий Иринопольский и Ватопедский и его вклад в образование греческих детей Малоазийской Анталии

31 января 2012

 

Образованием греческих детей Малой Азии во время турецкого господства до изгнания греков занимался Вселенский Патриархат в лице своих иерархов, священников и монахов, причем всегда в сотрудничестве с греческими православными общинами. Следовательно, митрополит Писидийский, экзарх Сидийский, Мирский и Антальский нес общую ответственность за все общины Писидии, Ликии и Памфилии. Исходя из этого, все, что было действительно в отношении Анталии, касалось и всех прочих городов и деревень.

Поэтому здесь мы дадим уже слово специалисту в данной теме Харису Сапундзакису (его отец родом из Малоазийской Спарты, а мать – из Анталии), преподавателю, школьному консультанту, председателю Союза малоазийской Спарты и Центра малоазийской культуры. В своем обширном докладе на тему «Образование-обучение в Писидийской митрополии» на II-й конференции Центра Малоазийской культуры, среди прочего, Харис Сапундзакис отметил: «Предшествующей формой образования в годы турецкого господства мы считаем, в том числе и для области Писидийской митрополии, некую форму, аналогичную тогдашней на территории Греции, так называемую «тайную школу», вдохновителем которой был монах, а наглядными пособиями канделябр с подсвечником в форме сосуда с песком в какой-нибудь горной церквушке, поскольку те из христиан, кто не были уничтожены, находили прибежище там, до тех пор, пока после первых веков глубокой тьмы не оказалось явным, насколько они необходимы, и им постепенно стали разрешать селиться на окраинах городов в «гетто».

Следующий шаг касается конца ΧVIII века, когда приблизительно в 1774 году и после подписания Кучук-Кайнарджийского мира действуют так называемые «домашние» школы, где «грамматодидаскалы» (учителя грамоты – прим. пер.) преподают элементарные навыки чтения, письма и арифметики.

Первые «общинные школы», то есть школы, которые открывала и содержала исключительно на свои средства греческая православная община, создаются уже на заре XIX века даже до греческого восстания.

В качестве примера мы приведем открытие такой школы в 1810 году в Спарте, где преподавал просвещенный учитель из Пелопоннеса Дионисий Моралис. Этот было как раз тем временем, когда роль учителей принимают на себя замаскированные члены «Общества друзей», которых присылали не только для того, чтобы преподавать, но и поднимать народ на восстание.

До восстания 1821 года начинает действовать уже обычная общинная школа Спарты, основатель и спонсор который, митрополит Иринопольский Григорий Ватопедский, мечтал о том, чтобы создать школу по образцу Кидонийской академии и Евангелической школы Смирны. С 1830 года и позднее начинается период так называемых школ «взаимного обучения» (1830-1880 гг.). Во всех городах и весях Писидийской митрополии начали открываться школы «взаимного обучения» или «ланкастеровские» школы (по имени основателя этого метода англичанина Ланкастера). Система строилась на необходимости обслуживания потребностей с привлечением как можно меньшего штата сотрудников и использованием небольших помещений.

Для 100-120 детей хватало одного способного учителя, который обучал наиболее взрослых и умных из учеников, т.н. «первых», чтобы они становились «помощниками» и присматривали за одноклассниками при освоении материала. Это была, если можно так сказать, ранняя форма распространенных в Греции «одноместных» школ, которые действуют еще и в наши дни в деревнях с весьма ограниченным числом учащихся и, конечно, без «первых учеников». Так экономятся, как мы сказали, деньги и помещения, которых в те времена не было.

Постепенно вместо одного появляются два учителя, которые делят между собой классы. Однако, по сути, функционировала только начальная школа. Прошло много лет, прежде чем школы «взаимного обучения» сменились школами, где у каждого класса был свой преподаватель. Но уже были, конечно, и благотворные изменения. После издания султанского указа «хатт-и хумаюна» образование стало стремительно развиваться. Тогда школы и, особенно, конечно, в городах с мощным греческим православным элементом (Спарта-Анталия-Вурдури-Ливиси), начали строиться по немецкой модели так называемой «городской школы».

Под одной и той же крышей размещались: начальная четырех-пятиклассная школа, полугимназия или неполная средняя школа или греческая двухклассная школа, двух-трехклассная гимназия. Полная школа была десятиклассной. Ее директором был старейший или наиболее талантливый преподаватель, однако начальная школа пользовалась автономией и имела собственного директора.

В этом случае школа называлась «мужской», поскольку, по крайней мере, в первых пяти классах обучались только мальчики. Конечно, наличие мужской предполагало и наличие женской школы. Таковой была «женская гимназия», которая ограничивалась четырьмя-пятью классами. Затем одаренные девочки шли учиться в мужскую школу.

Греческая женская гимназия Анталии

Факт функционирования женских гимназий отмечен, конечно, и на территории Греции, но полное свое развитие они получили в Малой Азии, подчеркивая прогрессивность малоазиатов тем, что в те годы там многие девочки ходили в школу.

Однако в упомянутых нами городах в годы расцвета (1880-1920) всегда были и детские сады, основная цель которых, помимо игр, заключалась в подготовке детей к тому, чтобы говорить на греческом языке, поскольку он должен был преподаваться как иностранный, в силу господства турецкого языка и запрета на официальное использование греческого.

Община и Церковь поддерживала школы финансово, но вся организация управления школ на уровне поиска средств, книг, тетрадей, расходных материалов, но главным образом, поиска средств на выплату зарплаты учителям – лежала на органе под названием «Попечительский совет школы», состоявший из видных греков, которые пользовались авторитетом и имели финансовые возможности, так называемых попечителей школы. Они должны были изыскать способы сбора средств (сборы пожертвований, присуждение титулов и почетных званий, выставки изделий ручной работы, благотворительность). Непростой задачей был поиск учителей. У местных общин всегда было мало учителей и, естественно, еще меньше профессоров. Когда же к делу примешивался и дух конкуренции, то искали учителей и профессоров с престижными дипломами из Греции или из Смирны и Константинополя. Естественно, это стоило серьезных средств, но зато община гордилась, что таким образом обеспечивался высокий уровень обучения в ее школах.

Здесь следует отметить важную деятельность общества «Восток» в Афинах, который на свои средства обучал будущих учителей, предоставляя стипендии главным образом выходцам из районов, где были проблемы с засильем турецкого языка.

Так, например, за один 1905-й год после обучения в Афинском училище, в Ризарийской школе, в Арсакиевском лицее, в учительской семинарии на Патмосе «Восток» направил в Писидийскую митрополию успешно завершивших обучение следующих своих стипендиатов:

Элефвериу из Макри,
Русакиса из Анталии,
Хикимоглу и Димитриадиса из Спарты,
Параскеваидиса из Вурдури.

Учительниц:

Тавлату из Макри,
Илиаду из Вурдури,

И лучшего выпускника:

Луку Икономидиса из Алайи.

Школы работали с утра и после обеда (четыре часа утром и два часа после обеда) с перерывами на рождественские, пасхальные и летние каникулы. Программу обучения им присылали из Патриархии, однако способные учителя заимствовали все самые лучшие методы из Смирны и Афин, благодаря также и серьезной работе в этой области общества «Восток», где сияла такая личность, как Маргарит Евангелидис.

Попечительский совет школы отвечал и за распределение всего наглядного материала среди учеников, а также поставлял все необходимые инструменты для преподавания физики-химии и гимнастические снаряды. В основную программу начальной школы входило преподавание греческого языка, арифметики, геометрии, религии, географии, естественной истории, ручного труда, гимнастики и музыки. С четвертого класса преподавались турецкий и французский языки. Из древней классической литературы в гимназии изучали «Анабасис Кира», Диодора Сицилийского, Лукиана, Гомера, Фукидида, Лисия. Преподавалась греческая и всемирная история, а также логистика, агрономия, новогреческий (Феотокис. Вулгарис, Кораис, Трикупис, Суцос, Рангавис). Для получения средне-специального и высшего образования молодые люди направлялись в основном в Смирну (Евангелическая школа с училищем), Константинополь и более редко в Афины и Европу (Париж-Берлин).

В школах региона Писидийской митрополии по временам преподавали великие личности, слава о которых превосходила границы областей их проживания». Об этом говорит в докладе г-н Сапундзакис.

В Анталии, в частности, среди прочих преподавал епископ Патарский Мелетий, который некоторое время был директором школ, и замечательная учительница Фросо Тандалиди, племянница митрополита Писидийского Герасима Тандалидиса.

До 1922 года в Анталии действовали следующие школы:

Восьмиклассная городская школа для мальчиков
Семиклассная женская гимназия
Городская школа (полугимназия)
Одноклассная школа
И смешанный детский сад с двумя группами

Для взрослых действовала вечерняя школа.

Следует отметить, что за короткий промежуток времени школам удалось добиться того, чтобы туркоязычные греческие дети вообще не говорили в школе по-турецки, а только по-гречески.

Источник: Επισκόπου Σωτηρίου Τράμπα – Μητροπολίτου Πισιδίας, Αστέρες Φωταυγείς – Πέργης – Σίδης – Ατταλείας της Μικράς Ασίας, Τοις αγίοις τοις εν τη γη Αυτού εθαυμάστωσεν ο Κύριος, § Αττάλεια, §§ Παιδεία – Εκπαίδευση, σελ. 155-162, Ιερά Μητρόπολις Πισιδίας Εξαρχία Σίδης και Ατταλείας 2010

 

Публикации