Святой Кирилл и женщина-философ Гипатия (Часть 2)

16 августа 2013

Окончание, См. Часть 1.

Роль Святого Кирилла в религиозной борьбе.

Кирилл, будучи умным человеком, осознавал, что необходимо поддерживать хорошие отношения с Орестом. Он неоднократно предпринимал попытки примириться с ним, так и оставшиеся безрезультатными. Разрыв между этими людьми стал непреодолимым после того, как Орест возглавил гонения против Иеракса, доверенного человека патриарха Александрийского, над которым он совершил жестокую расправу: «В числе людей находился один человек, по имени Иеракс, бывший учителем словесности и пламенным слушателем епископа Кирилла, умевшим лучше всех поднять народ при его поучениях.
Когда толпа иудеев увидела этого Иеракса в театре, то вдруг закричала, что он пришел на зрелище ни за чем другим, как для возбуждения смятения в народе… И тогда схватив Иеракса, он (Орест) всенародно в театре подверг его мучениям». [21].

agios_kyrillos_aleksandreias

Описываемое событие послужило последним ударом, разорвавшим завесу мифа о якобы мирном сосуществовании иудеев с христианами, через которую выплеснулось бескрайнее море ненависти первых к последним. Многие христиане погибли в подлых и коварных расправах от рук иудеев. Так, однажды ночью иудеи подняли повсюду шум, распространив слух о якобы начавшемся пожаре в храме святого Александра. Христиане, бросившиеся тушить пожар, угодили в западню, устроенную иудеями, в которой многие нашли мучительную смерть. Именно тогда Кирилл выступил против иудеев, заручившись поддержкой императора Феодосия Второго [22]. Как уже говорилось выше, он закрывал синагоги, принял против иудеев жесткие меры, а в дальнейшем при помощи всего народа и совсем изгнал их из Александрии, лишив зачинщиков убийств христиан всего имущества.

Ненависть префекта Ореста к Кириллу в полной мере разделяла и Гипатия, дочь философа Теона (Феона), известная по всему городу своей мудростью. Здесь необходимо привести слова, которыми свидетельствует об этом историк Сократ Схоластик: «Так как она очень часто беседовала с Орестом, ее общение с ним подало повод к клевете в церковном народе, будто бы она не дозволяла Оресту поддерживать дружеские отношения с Кириллом» [23]. Отношения Ореста с Кириллом стремительно ухудшались. Последним же ударом, сделавшим непреодолимым разрыв между патриархом и префектом Александрии, были арест, пытки и смертный приговор нитрийского монаха Аммония.

Этот Аммоний, преисполненный слепого рвения и стремясь вместе с другими монахами защитить патриарха, стал на словах поносить Ореста. К сожалению, он не ограничился словами, но кинул в Ореста камень, попав ему в голову. За этим последовали арест, жестокие пытки и смертная казнь Аммония. Кирилл же забрал тело Аммония и похоронил его, воздав ему почести, подобающие мученику, что, естественно, вызвало еще больший гнев Ореста: «Тело же Аммония взял и положил в одной из церквей и, переменив ему имя, назвал его Фавмасием, чтобы считали его мучеником и прославляли в Церкви его великодушие, как подвиг за благочестие»[24].

К сожалению, это противостояние Кирилла и префекта после Аммония привело к новой жертве. По свидетельству Сократа Схоластика [25], 15 марта 514 года ослепленная гневом толпа христиан, возглавляемая чтецом Петром, набросилась на Гипатию и убила ее. Говорили, что толпа совершила это под воздействием пламенной проповеди святого Кирилла. Однако никто из современных ему историков не обвинял Кирилла в подстрекательстве к убийству. Эти обвинения были измышлены позднее некими псевдоисториками.

Немалая ответственность за убийство философа лежит и на так называемых «парабаланах» – особой организации, члены которой занимались благотворительной деятельностью и жили вблизи церковных бань – баланий, откуда и происходило их имя [26]. Историк Сократ Схоластик отмечает их склонность к общественным смутам: «Александрийская чернь больше всех других черней любит беспорядки, и лишь находит повод, как устремляется к нестерпимым злодействам, и без крови не успокаивается»[27].

Поведение парабаланов, в том числе и в вышеуказанных событиях, стало причиной издания императором Феодосием Вторым 28 сентября 416 г. закона о клириках и парабаланах Александрии. По этому закону парабаланы [28] – община, состоящая из 500 мужей, – ранее находившиеся в непосредственном подчинении у действующего архиепископа Александрийского, переходили под юрисдикцию префекта Александрии. Такое изменение их положения было вызвано стремлением положить конец бесчинствам этой общины, сеявшей ужас и страх по всей Александрии без ведома патриарха. Принять меры против парабаланов попросил у императора сам народ Александрии, послав к нему свою делегацию. Напротив, нигде не сообщается о том, что патриарха обвиняли во всех происходивших тогда беспорядках и, в частности, в убийстве Гипатии, во время которого он, к тому же, даже не был в городе.

Кирилл был достойным наследником Афанасия Великого на патриаршем престоле. Он прилагал все усилия для того, чтобы принести мир в народ Александрии. Однако во имя этого он не позволял себе раболепствовать перед политической властью, напротив, он, «не колеблясь, повышал голос на власть имущих, если видел угрозу для интересов Церкви и христиан Александрии. Слава о нем и его делах быстро распространилась по всей империи. Его любовь к Церкви была ему вместо щита от всех угроз, от кого бы они ни происходили».

В последующие годы Кирилл без колебаний и решительно выступает против еретических догматических взглядов Патриарха Константинопольского Нестория [29]. Несмотря на многочисленные преграды[30] Кирилл сумел добиться личной встречи с императором Феодосием и разоблачить перед ним лживые идеи Нестория, подобно ядовитому жалу поразившие христологию Церкви. Естественно, Кирилл не ограничился личной встречей с Феодосием, но и впоследствии отправлял послания с информацией о положении дел царицам[31], имевшим более сильный, по сравнению с императором, характер. Наконец, он собрал в 431 г. в Эфесе III Вселенский Собор, на котором добился осуждения несторианства. Эти его действия были по достоинству оценены на IV Вселенском Соборе в Халкидоне в 451 г., через семь лет после его блаженной кончины.

Такие пастыри, как Кирилл, показали, что церковные начальствующие не должны иметь в качестве своей единственной заботы только лишь попечение о нуждах Церкви, но должны и неусыпно стоять на страже национальных и религиозных интересов страны, не боясь повысить голос даже на самого императора или любого другого властителя любой эпохи, дабы уберечь его от преднамеренных и непреднамеренных ошибок. Конечно же, они не должны впадать и в другую крайность, то есть вмешиваться во все политические вопросы и стремиться навязать свое мнение любому правительству (цезаропапизм), ибо тогда, ослепленные и опьяненные властью, они становятся слугами Мамоны, а не служителями Бога.

Сноски:

[21] Сократ Схоластик. Церковная история, 7,13 – 34. PG 67, 761C – 764C.

[22] Хр. Пападопулос. Святой Кирилл Александрийский. Александрия, 1933. С. 279.

[23] Сократ Схоластик. Церковная история 7, 15, PG 67, 768. Ср. Никифор Каллист. Церковная история 14, 16. PG 146, 1105C – 1108B.

[24] Вышеуказ. пр-е, 14, 24 – 28. PG 67, 773.

[25] Сократ Схоластик. Церковная история 7, 15, PG 67, 761Α.

[26] Хр. Криконис. Кирилл Александрийский и его христологическое учение. // Доклады XVIII Богословской конференции по теме «СВЯТОЙ КИРИЛЛ АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ». Фессалоники, 1999. С. 244.

[27] Сократ Схоластик. Церковная история 7, 15. PG 76, 761A.

[28] См. Десп. Михалага. «Парабаланы как носители общественного восприятия первых веков христианства». ΕΕΘΣΠΑ 34 (1999) 523-554.

[29] См. С. Пападопулос. Святой Кирилл Александрийский. Афины, 2004. С. 32-38, 144-142, 154-157, 166-172, 184-190, 339-351. The international cyclopaedia – a compendium of human knowledge revised with large additions, vol. X, New York 1899, p. 409- 410.

[30] Поскольку люди Нестория чинили ему препятствия, не давая ему встретиться с императором, Кирилл переоделся нищим и предстал перед императором в момент, когда никто не ожидал его увидеть.

[31] Кирилл Александрийский. Слово огласительное к благочестивейшей царице о правой вере. PG 76, 1201 – 1420.

 Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания “Пемптусия”.

Публикации