Этот блаженный муж происходил из селения Аивали Малой Азии. Он был послушником старца Онуфрия Кипрского. Монах Дамаскин подвизался в пещере между каливами Преображения Господня и Сретения. Благодаря совершенной исихии он очистил свой разум от всего земного и стал образцом умной молитвы.

Пылающий святой любовью, он попросил разрешения и благословения отца Минаса Мавровуния (†1916) переселиться в еще более пустынное место, чтобы всецело посвятить себя Христу. Отец Минас ответил ему: “Я позволю тебе удалить в пустынную местность, но внутри святого скита. Выше каливы Святой Троицы по направлению к скалам есть одна полуразрушенная калива. Поселись там, чтобы стать моим утешением в этом мире, так как отныне мы будем чадами одного духовного отца”.

Mount Athos or The Holy Mountain, Macedonia, Greece. Vintage eng

С радостью в сердце Дамаскин отправился туда и принялся разбирать безжизненную каливу. Он обнаружил здесь трое нетленных и благоухающих мощей преподобных аскетов. Одолеваемый одновременно и страхом, и радостью, он размышлял, что делать. И, помолившись, он увидел на небе трех мужей, говорящих ему: “Старец Дамаскин, если бы мы желали славы и людской похвалы, мы бы не удалились жить в эти скалы, где у нас не было даже воды, дабы обрести упокоение в Царстве Небесном. Посему ты должен взять наши мощи и оставить их в неизвестном месте, где они будут пребывать до всеобщего воскресения, когда в Судный день нам воздаст всещедрый Бог, по своей любви сподобивший нас пребывать в этом месте”. Так старец и поступил.

Когда Дамаскин закончил разбирать свою каливу, к нему стали приходить многие отцы и молодые монахи, чтобы научиться тайнам сердечной молитвы. Его поучения были многочисленны, однако ни одно из них не сохранилось, поскольку никому не пришло в голову их записать. Ученики подражали ему в аскезе и напряженной работе ума.

По древнему обычаю во время Великого Поста воздержные отцы скита Святой Анны не выходили из своих калив. Бог уведомил старца Дамаскина, что грядет последний день его жизни. И через одного своего гостя он попросил прийти к нему старца Онуфрия (†1921). Войдя в каливу, старец Онуфрий нашел его плачущим и спросил, в чем причина его слез. Дамаскин ответил, что плачет он, поскольку умирает нераскаянным, и дал ему в качестве благословения одну из книг Ефрема Сирина. Недоуменный, старец Онуфрий спросил, как он может говорить такое, если столько лет провел в подвигах и молитве и стольким людям помог своими наставлениями. Тогда, горько плача, Дамаскин ответил: “Нет, старец Онуфрий, я нераскаянный, поскольку я должен был умереть, оставаясь послушным отцу Минасу, тайно жить в своей каливе и оставаться неизвестным людям, ибо слава препятствует спасению истинных монахов”. Старец Онуфрий побежал за отцом Минасом. Возвратившись в каливу, они нашли старца Дамаскина почившим преподобной смертью 29 февраля 1916 года, как написано на его честной главе. Через неделю блаженно почил и отец Минас.

Литература:

Иеромонах Хрисанф Агианнанит. «Воспоминания и рассказы о старцах» (Χρυσάνθου Αγιαννανίτου ιερομ., Γεροντικαί Ενθυμήσεις και διηγήσεις, Μώλος Λοκρίδος 2008, τ. Α’, σσ. 193-195).

Источник: Монах Моисей Святогорец. «Великий Геронтикон благочестивых афонских отцов XX века» (Μοναχού Μωυσέως Αγιορείτου, Μέγα Γεροντικό εναρέτων αγιορειτών του εικοστού αιώνος Τόμος Α΄ – 1901-1955, Μοναχός Δαμασκηνός Αγιαννανίτης († 1916), σελ. 121-122, Εκδόσεις Μυγδονία, Α΄ Έκδοσις, Σεπτέμβριος 2011).

Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания «Пемптусия».