Память преподобного отца Ефрема Сирина 28 января/10 февраля.

Ефрем «чудный», как называет его Симеон Метафраст, родился в месопотамском городе Низибии (Нисибине) или в его окрестностях от бедных родителей в начале четвертого века (в 306 году после Р.Х.). Его предки в эпоху гонений, развязанных Диоклетианом в восточных провинциях империи, исповедали Христа перед судом. «Я родственник мученикам», – так говорил о своих предках преподобный. Предание о подвиге исповедания веры предками воспринимается Ефремом как семейный залог любви ко Христу, и он считает своим долгом последовать по их следам. Уже в младом возрасте, по его собственному признанию, он научился наукам «о Христе» от священников, а его родители «привили ему страх Божий». Несмотря на то, что мы не располагаем данными о продолжительности и характере образования, полученного Ефремом, с достаточной вероятностью можно предположить, что наукам «о Христе» его обучал святой Иаков, будущий великий иерарх Низибийский.

ephraimthesyrian2-500x600

Однако в юношеские годы по неопытности и легкомыслию Ефрем впал в соблазн и поддался нечестивому помыслу о том, что все в мире происходит случайно, и не существует Божественного Промысла, управляющего миром и предопределяющего его. По Божьему попущению опрометчивый и неблагоразумный юноша проходит суровое испытание этим греховным помыслом, который грозит искоренить в нем веру в Божий Промысел. Но Господь по доброте Своей не оставляет Свой «избранный сосуд», посылая ему вместе с соблазном и вразумление. Это испытание оставило столь спасительный след в душе Ефрема, что он часто вспоминал его, стараясь извлечь из него духовную пользу для братии и рассказывая им о милости Божией.

В своем Слове «Обличение себе самому…» он рассказывает об этом страшном испытании и о чудесном вмешательстве воли Божьей. По попущению Господню святого обвинили в краже овец и, несмотря на его невиновность, заключили в тюрьму с двумя другими – также безвинными – людьми. Пробыв в заключении семь дней, на восьмой день он увидел во сне, как кто-то говорил ему: «Будь благочестив, и уразумеешь Промысел; перебери в мыслях, о чем ты думал и что делал, и по себе познаешь, что эти люди страждут справедливо…»

Произошедшие затем события поразили преподобного и не только отвратили его от нечестивых помыслов, но и побудили немедленно принять решение уйти от мира и удалиться в пустынные горы, где он стал учеником святого Иакова, опытного аскета и наставника в духовной жизни. Святой Иаков, бывший тогда епископом Низибийским, взял с собой своего талантливого ученика, которому тогда еще только исполнилось девятнадцать лет, на Первый Вселенский Собор в Никее (325 год). Под руководством святого Иакова этот подвижник послушания начал изучать Святое Писание, бороться за истинную веру и учить народ в низибийской школе.

Биографы преподобного рассказывают о нем с особым восторгом. Блаженный Ефрем с младых лет с самоотречением вступил на путь духовной борьбы и сподобился особой чистоты и освящения, став сосудом Духа Святого. За короткое время, не пройдя предварительно долгого пути послушания и аскезы, он проникся духом монашеской философии. Историк Созомен отмечает, что преподобный неожиданно снискал себе великую славу как наставник сирийцев. Ефрем, не обучавшийся в знаменитых школах Востока (Антиохской, Александрийской и т. д.) и не изучавший мирские науки своего времени, приобщился к Божественной Мудрости и исполнился даром наставничества.

Сам святой свидетельствует о полученных им от Господа дарах, рассказывая о чудесном видении, которое он сподобился увидеть еще ребенком: «Видел я, как виноградная лоза, исполненная ягодами, взошла на моем языке и, выросши изо рта моего, наполнила ветвями и гроздьями всю поднебесную, и все птицы собирались на ветвях или же, летая вокруг, ели ягоды винограда, и сколько они съедали, настолько же количество винограда увеличивалось».

В лице преподобного Ефрема мы видим зримый пример благих даров Божиих. С младых лет он постигает высокие понятия и идеи истинной философии, превосходя в мудрости и блеске речей, а также в богатстве и правильности мыслей самых крупных и известных учителей своего времени. По словам Созона, даже Василий Великий восхищался его ученостью и безоговорочно утверждал, что Ефрем стоит на первом месте среди ученых мужей его времени.

Однако преподобный был не только наставником благочестия, но и добрым рабом и тружеником на ниве заповедей Христовых. Столь велика была его любовь к народу Божию, что он, когда того требовала необходимость, с готовностью покидал место своего уединения и аскезы.

В годы краткого царствования Юлиана Отступника (361-363) начались набеги персов на Месопотамию, и царь Сапор II Великий (309-379) осадил Низибию. Преподобный принял активное участие в чудесной защите города, поддерживая и воодушевляя народ. В 363 году после смерти святого Иакова Низибия пала от рук персидских захватчиков. Школа, в которой преподавал преподобный, была разрушена, и многие христиане покинули Низибию, найдя приют в Эдессе, в городе, который, по словам преподобного, «благословен был устами Спасителя чрез ученика Его». Вместе с ними отправился и Ефрем, который, согласно святому Григорию Нисскому, вознамерился посетить Эдессу по двум причинам: чтобы поклониться святым мощам апостола Фаддея, а также чтобы найти ученого мужа, от встречи с которым он мог бы вкусить плода ведения. Евагрий также упоминает среди целей бегства преподобного в город Эдессу и желание поклониться хранившемуся там Нерукотворному Образу Спасителя.

На протяжении всего времени своего пребывания в Эдессе преподобный, не желая отягощать братьев и Церковь расходами на свое содержание, зарабатывал себе на хлеб у владельца общественных бань, а в свободное время проповедовал язычникам Слово Божие. Затем, по совету известного старца Иулиана, он удалился на пустынную гору близ Эдессы для аскетического подвига. Но в скором времени старцу Иулиану было открыто в видении, что Ефрему – единственному из всех – был дан дар наставлять людей.

В последующие годы Ефрем начал писать истолкование на Пятикнижие. Этот первый опыт толкования на сирийском языке немедленно привлек к Ефрему многих эдессян, и потому преподобный вынужден был бежать от людей. Его сирийский биограф сообщает, что Ангел Божий явился Ефрему и спросил его: “Ефрем! Куда бежишь ты? ” “Хочу жить в безмолвии и бегу от молвы и обольщения света”, – отвечал Ефрем. Тогда Ангел сказал ему: “Убойся, чтобы не исполнилось на тебе слово Писания: Ефрем подобен молодому волу, который хочет освободить шею от ярма”. После этого видения Ефрем возвратился к тому служению и к тому месту, в котором был призван ублажить Бога.

efraim2

Преподобный начал устно и письменно поучать вере и благочестию. Для успеха в своем деле он открыл училище в Эдессе, где обучались многие жители города и из которого впоследствии вышли знаменитые учители Сирийской Церкви. Среди них выделялись его ученики Авраам, Симеон, Мара и Зиновий, которых преподобный упоминает в своем завещании.

Предание о том, что Ефрем еще в юном возрасте подвизался длительное время в крупных монастырских центрах Египта, не подтверждается данными, сообщаемыми его биографами. Вероятнее всего, уже искушенный в духовной жизни святой посетил Египет, чтобы познакомиться с великими отшельниками и знаменитыми отцами пустыни. В сопровождении одного из своих учеников, знавшего греческий язык, он добрался до берегов Средиземного моря и пересек его на корабле, приплыв к Египту. На Нитрийской горе его приняли как почетного заморского гостя.

Сирийский биограф Ефрема сообщает также, что на Нитрийской горе ему довелось увидеться с иноком Паисием Великим, а авва Иоанн Колов, повествуя о жизни Паисия Великого, описывает и беседы Паисия с “великим между сирийскими подвижниками отцом”. “Был у нас здесь человек Божий Сириянин, старец великий между отцами, просвещенный умом и сердцем”, – повествует авва Иоанн Колов. Преподобный Ефрем посетил и других славных учителей и подвижников Египта и оставил о себе память “мужа, освященного Духом Святым”, а впоследствии в хвалебных сочинениях написал о пользе подвига египетских монахов, от которых он и сам многому научился. Приезд преподобного в Египет стал приездом учителя истинной веры. Сирийский отец порицал злославие (ересь) ариан и поддержал слабых в вере.

На обратном пути из Египта святой посетил Кесарию Капподокийскую (около 370г.), чтобы встретиться с Василием Великим. Свою встречу с великим иерархом, произошедшую в храме после евхаристического собрания, подробно описывает сам преподобный в Похвальном слове Василию Великому. Рассказ, который донес до нас преподобный Ефрем, об этой его встрече с Василием Великим свидетельствует о высоком уровне духовности обоих мужей.

Анонимный биограф преподобного сообщает также следующий факт: когда Василий Великий спросил преподобного, почему, лишь войдя в храм, тот начал славить его “громким голосом”, преподобный ответил: “Потому я буду продолжать громко славить тебя, что я видел белого голубя, сидевшего на правом плече твоем и говорившего о тебе”.

Сирийский биограф преподобного, а также историк Эрмий Созомен Саламaнский сообщают и о факте выбора Ефрема в епископы. Преподобный с самого начала отказался от этой чести, а когда понял, что народ хочет схватить его и насильно рукоположить, притворился юродивым. Таким образом, ему удалось скрыться от людей, потом же он “бежал из города и скрывался, пока не был поставлен другой епископ на его место”. Созомен Саламанский сообщает об этом факте, главным образом, чтобы показать, как преподобный боролся со страстью тщеславия.

Епископ Кипрский Феодорит в “Церковной истории”, повествуя о преподобном Ефреме, говорит о его выдающихся произведениях, направленных против еретических учений. В Месопотамии в то время более всего были распространены ереси Вардесана и Ария. Испытание правой веры в Эдесской Церкви, связанное с важной ролью этого крупного города и его епископского престола, который мог оказывать влияние на всю Месопотамию, заставило Ефрема встать на защиту истины.

Хотя духоносному Ефрему не довелось познакомиться с догматическим учением греческих святых отцов его времени, он неистово изобличал ложь различных идолопоклонников и обнажал несостоятельность всех рассуждений еретиков, прибегая для этого ко Святому Писанию. “Нашел я, – пишет он в одной из своих песен, – книгу Вардесана и содрогнулся от горя, ибо сия книга загрязняла мой слух и мое сердце смрадом своего богохульства… Дабы развеять тьму обмана, обратился я к Святому Писанию”.

EfraimSyros

Преподобный, видя дерзость и бесчестие последователей Ария и страшась исходившему от них извращению правой веры, нередко подкреплял свои изобличения, показывая народу ужасный суд Божий, вершимый в его время, и называя разорение городов персами  Божиим наказанием. “Совершенно очевидно, – писал он, – и вы сами это видите, как наказывает нас Бог через нечестивых. Вместо того, чтобы быть пшеницей, мы стали прахом, и вот! Нежданный ветер с Востока рассеял нас. Мы не прибегли в поисках прибежища к  единому прибежищу спасения, и потому наши укрепленные города не спасли нас. Наши пастыри в тщеславии возжелали высших постов и вот! Они лежат мертвыми на земле или их волокут пленниками по земле Волхвов”.

Об успехах борьбы святого Ефрема в защиту истины свидетельствует чудная твердость жителей Эдессы в исповедании правой веры и после его смерти. Во имя этой борьбы святой претерпел труды и страсти.

Палладий Еленопольский в  “Лавсаике”, говоря о “Ефреме, диаконе Эдесской Церкви”, восхваляет этого мужа и образ его жизни. Согласно Палладию, Ефрем “достойно совершил путь Духа, нисколько не уклонившись от стези правой”, за что он удостоился дара естественного знания, за которым следует богословие и, наконец, высшее блаженство. Достойно внимания и свидетельство Палладия о том, что преподобный по своей воле оставил жизнь в уединении и аскезе, и поспешил на служение своим ближним. Причиной был великий голод, поразивший город Эдессу в 372 году. Ефрем испытал великое горе, видя, как разрушается село город? и как смерть выкашивает его жителей.

Преподобный предстает перед богачами и обличает их такими словами: “Почему вы не сочувствуете умирающим людям, но гноите свое богатство к осуждению душ ваших?” Они же не пренебрегли совсем его обвинениями и в оправдание ответили ему, по словам Палладия, отговоркой, что им некому доверить свои пожертвования на нужды голодающих, ибо все люди занимаются торговлей и могут использовать эти средства для своей выгоды. Тогда преподобный спросил их: “Что вы думаете обо мне?” Они же в ответ на сей вопрос свидетельствуют, как перед судом: “Ты – человек Бога”. Такое публичное признание и доверие дает преподобному долгожданную возможность: “Раз вы мне доверяете, пожалуйста, я сам отныне поставляюсь вами попечителем о бедных”. Непорочный во всем человек Божий принимает пожертвования от доверявших ему людей и служит народу, проходившему тяжкие испытания.

Когда миновал трудный и голодный 372 год, преподобный Ефрем удалился в свою келью, а в следующем году (9 июня 373 г.) преставился ко Господу в возрасте шестидесяти семи лет, после того как Бог ниспослал ему, по словам Палладия, в конце его жизни, сей подвиг служения ближним, “как венец”. Предчувствуя приближение конца своей земной жизни, он собрал вокруг себя своих учеников и многих жителей Эдессы, дабы объявить им свою последнюю волю, о которой мы узнаем из его “Завещания”.

Гипотеза о том, что успение преподобного произошло в 379 году, через месяц после успения Василия Великого, основывается на предположении, что написанное им “Слово святителю Василию Великому” было произнесено после успения иерарха Кесарийского, однако эта гипотеза была отвергнута последующими исследователями.

 

Преподобный Ефрем Сирин, Труды, том 1, изд-во «Вертоград Богородицы», стр. 16-23

Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания “Пемптусия”.